Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 6-12.02.2012 Товарищ Семенов и комиссар Лусс

«Отношения собственности возникают лишь при условии существования как минимум двух субъектов. Примером может служить Робинзон Крузо, который имел вещи в собственном употреблении, но ему не с кем было вступать в отношения по поводу них, и поэтому его нельзя назвать собственником в полном смысле слова, по крайней мере, до появления Пятницы» - так доступно объясняет Википедия понятие собственности.

12-02-2012


Перинатальный центр Робинзону с Пятницей был ни к чему. Есть он или нет - это их не колышило. Жизнь у островитян была простая: ешь кокосы, жуй бананы, да смотри сам не угоди на завтрак людоедам. Наши робинзоны с пятницами из «белого» и «оранжевого» домов, в отличие от книжных героев, вопросами собственности занимаются плотно. Но их подход к этому делу столь же прост. Суть его раскрыл Павел Кузнецов на МИР ТВ (6 февраля 2012): город, передавший медучреждения области, считает, что та и должна достроить роддом; область кивает на город - сам начал, сам и завершай. «Коробка, как объект незавершенного строительства, к здравоохранению не относится» - уточнил для «Владимирских ведомостей» (9 февраля 2012) главврач региона Безруков. На месте «отцов города» я мысленно расцеловал бы его за эти слова. Крепко обнял бы чиновника в белом халате. И сделал бы вид, что в упор не заметил материала той же газеты о рождении первой малышки в Киржаче - с перечислением вложенных областью в районную стройку миллионов и ценной ремаркой о внимании губернатора к данному объекту. Не нужно уподобляться ревнивой жене. Не стоит упрекать областных чинов за их особые отношения с окраинами региона. Наоборот. Нужно возрадоваться тому подарку, который сделал городскому тандему эскулап в пиджаке диагнозом о никчемной коробке. Лишенная статуса медучреждения, без крестов и полумесяцев, многоэтажная дура в Добром селе - всего лишь муниципальная собственность свободного назначения с туманным прошлым и неясным будущим. Ее можно продать - под магазины, офисы, предприятия бытового обслуживания. Не сразу. Сначала нужно соблюсти приличия. Воззвать к совести областных чиновников. Напомнить им о значении родовспоможения. Создать движение беременных в поддержку Путина - очень кстати. А попутно - вести тихие беседы с инвесторами на предмет купли почти готового здания, с отделкой, подъездами и налаженной вентиляцией. Не может быть, говорите? Трудно поверить? Как заявлял Наполеон, «Невозможность - слово из словаря глупцов», а наполеонов у нас во власти хватает. Да и Америк открывать не надо. Когда-то на перекрестке дзержинки и Октябрьского строили станцию «скорой помощи». «Здесь будет заезд машин, - размашисто вел экскурсию журналистов куратор Абрамов, - Там - диспетчерская, дальше - гаражи». Газетчики скакали по битому кирпичу. «А тут - эстакада, - доносился абрамовский рык откуда-то сверху». В то время Владимир Борисович возглавлял Октябрьский район. Потом бдил областную торговлю. Играл на балалайке, демонстрируя «талант не только в руководстве». А на месте предполагаемой «скорой помощи» сейчас Торговый центр «Гранд»... Да, друзья мои, в этом мире все возможно, и поиск виноватых ни к чему не приведет. Городские верховоды, в случае чего, поднимут дарованный им лозунг «Коробка, как объект незавершенного строительства, к здравоохранению не относится», а областные ответят принятием очередной программы поддержки материнства и детства. Решились же светилы Минздрава доверить оказание первой доврачебной помощи на селе так называемым «домовым хозяйствам» - дядям Ваням, которым за счет бюджета дадут градусник, тонометр и аптечку. А мы чем хуже? Тиснем свою программу - обучения повитух и бабок-пупорезниц. Создадим мобильные бригады с привлечением гужевого транспорта. Тут тебе и возвращение к народным истокам, и оптимизация затрат на медицину, и поддержка владимирского тяжеловоза - все вместе. Глядишь, за такие новации еще и ордена посыпятся.

С обобществленной собственностью как раз и можно поступать просто, без лишних реверансов. Личное имущество - дело другое. Попробуй умыкни - начистят физиономию. В этой связи интересен материал Василия Чумарова в «Молве» (10 февраля 2012), рассказывающий о том, как в 1918-м владимирский продотряд в составе товарища Семенова и женщины-комиссара Лусс изымал излишки в мордовских селах. Закономерным финалом похода стало убийство обоих экспроприаторов: несколько мешков зерна стоили им жизни. А теперь заглянем в ближнюю историю: без лишней крови, пальбы и террора поделила обобществленную собственность горстка бывших совграждан, чьи имена ныне фигурируют в списках «Форбс». Те ничего - живы, здоровы, упитанны. В своей недавней статье, посвященной экономике, президент-next осторожно затронул тему приватизации, опять-таки, отметив, что многие из новоявленных набобов - люди хорошие, думают о стране и платят налоги. Интересно, остановила бы мордовских крестьян, подступивших с оглоблей к нашим землякам, новость о том, что товарищ Семенов, к примеру, крепкий семьянин и передовик производства, а женщина-комиссар Лусс активно собирает профсоюзные взносы, является почетным донором и подкармливает собак? Вряд ли: вот он мешок, вот она Лусс - богатство и грабитель, добро и залетный мазурик. Дальше все понятно и описано поэтом Некрасовым в стихотворении «Вор»: «Спеша на званный пир по улице прегрязной, вчера был поражен я сценой безобразной...». Что же касается изъятия имущества, которое формально вроде и твое, но не воплощено в денежный счет, загородную недвижимость или хотя бы в рухлядь на чердаке, то с ним можно расстаться без слез, без криков, без отчаяния. Для большинства наших сограждан ежегодно принимаемые во всех городах и весях программы приватизации муниципальной собственности - это так, ерунда, пустой звук, что, вобщем-то, и верно, памятуя известную пословицу «Потерявши голову по волосам не плачут». И даже в истории возможной оккупации чиновниками облздрава здания стоматологической поликлиники № 1, о чем рассказал на ТВ 6 (8 февраля 2012) Евгений Локтионов, людей беспокоит не то, что формально их собственностью по своему усмотрению распорядился неизвестный дядька, а то, что драть зубы будет неудобно - придется ехать в Загородный. Кстати, еще раз стоит подивиться дальновидности руководителей губернской медицины. Если в случае с перинатальным центром их хладнокровие еще может как-то аукнуться в виде ухудшения показателей детской смертности, патологий и т.п., то кто учитывает количество гнилых зубов во рту у россиян? Минздрав может учинить разнос за высокий коэффициент совместительства, за низкий «оборт койки», но вопросы про кариес задают только улыбчивые субъекты из рекламы «Colgate».

После таких суровых мыслей надо бы сделать подобающий вывод, однако на ум идут только банальные фразы о том, что вот, мол, Россия вспрянет ото сна, но тогда лишь, когда нагрянут с описью товарищ Семенов и комиссар Лусс, а все прочие мотиваторы - утекающие на Запад нефть и газ, вывод капиталов из страны, масштабная коррупция - слабы, общи и неубедительны, поскольку речь не идет о личной копейке, а об обезличенной (суть отчужденной от народа) собственности. Но, честно говоря, не хочется прослыть брюзгой и циником, продвигающим мещанские взгляды и ставящим во главу угла обывательские интересы. И вовсе уж претит роль задаваки, со снисходительной улыбкой наблюдающего и за митингом на Театральной с его засвеченным в материале Людмилы Ешану в «Томиксе» (10 февраля 2012) лозунгом «Путин - лишний человек», и за митингом на Соборной, анонсированным по ГТРК Владимир (10 февраля 2012) Еленой Голубевой. Конечно, я тоже не чужд душевных порывов и высоких дум о Родине. Но чтобы быть до конца откровенным - кому еще доверять, как не вам? - признаюсь: на прошлой неделе наиболее сильные эмоции у меня вызвали не массовые народные выступления и не последние статьи премьера, а один прохиндей из числа случайных знакомых, который занял две тысячи целковых и исчез. И вот, глядя на себя со стороны, я все чаще с тревогой и волнением задаю один вопрос, на который не нахожу ответа: «А может, упаси Боже, я все-таки жлоб?».