Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 12-18.12.2011 Слава и деньги

Вот, все обрадовались: Бабича послали! Не так далеко, как главного в «Коммерсанте», но все-таки. На Волгу, в глушь, в Саратов. Так я вам скажу - зря радуемся. Зря. Как говорил Ипполит в «Иронии судьбы...»: «Скоро конец новогодней ночи, завтра наступит похмелье, а что дальше? - пустота!»

18-12-2011


В природе не бывает лишнего: хищники, жертвы, могильщики - все нужны. Во власти тоже необходимы свои хищники и могильщики. Их не любят, их боятся, толпа топчет ненавистные портреты. «До свидания, неласковый Миша!», - махнули ладошкой «Владимирские ведомости» (16 декабря 2011), тиснув поминальный снимок экс-депутата. Уместнее были бы слова другой песни из репертуара Лещенко: «Прощай, со всех вокзалов поезда...», но там, конечно, нет строгой привязки к имени. Предтечей слёзного расставания стала зажигательная речь газового магната Филиппова об однопартийцах-вредителях, причину возникновения которой толковали широко и азартно: кто-то объяснил ее смелостью «думающего о Родине мужика», кто-то - оперативно полученной информацией о кадровых перемещениях Кремля, а были и такие, кто, как пишет в «Комсомолке» (15 декабря 2011) Анна Дегтярева, усомнились в реальности отснятого материала - не «подстава» ли? А когда филиппика от Филиппова чудесным образом совпала с донесениями об отправке полпреда на Волгу, я думаю, только новогодняя загруженность праздничных агентств, дефицит на Владимирщине гастролирующих цыган и природная осторожность чиновников помешали обитателям 6-го этажа «Белого дома» заказать себе на вечер под коньячок представление с анимацией, салютом и мыльными пузырями, а также табором коллег Ляли Жемчужной с медведем и неизбывным «Ай нанэ-нанэ». И жаль, между прочим, что не заказали. Было бы умильно видеть прикорнувшего где-нибудь в уголке под гигантской драценой счастливого и отдохнувшего от политических баталий депутата-коммуниста, своим видом напоминающего героя фильма «Такси-блюз» Шлыкова в одной из финальных сцен: обсыпанного серпантином и конфетти, в пестром цилиндре с резиновой бабой в руках.

Впрочем, когда спадет веселье, иссякнет шампанское, а руки устанут от дружеских пожатий, тогда наступит то самое похмелье, которое предрекал из ванны Ипполит. Да, друзья, наш «неласковый Миша» с адептами оттягивал на себя столько негативной энергии «прогрессивной общественности», что та, по привычке концентрировать внимание на единственной цели, в нём одном была готова видеть причину всех бед. И руководству области было бы резонно проникнуться библейской фразой «Возлюби врага своего», ибо пока есть враг, оно само чисто и безгрешно. Враг виноват в том, что худы дороги. Что гибнет село. Что население бедное. Да и человеческие достоинства на фоне чужой ущербности высвечиваются ярче, а их обладатель (правы экзистенциалисты!) в пограничной ситуации раскрывает себя молодец молодцом: не будь залётного единоросса, может, и не узрела бы паства такого Виноградова, каким явился он в образе автора письма Бабичу - отчаянного, откровенного, остроумного. Нет, такие враги на дороге не валяются. Таких врагов поискать. Хотя, конечно, они отнимают много сил, времени и нервов. Бороться с ними рискованно. Но само их наличие - это индульгенция, грамота кардинала Ришелье, генеральная доверенность на сделку с совестью: грехи отпущены априори. Кроме того, существование противника - это мощный стимул для личностного роста. Сколько мы знаем примеров, когда человек вдруг развил невиданную активность - сделал головокружительную карьеру, сколотил капитал, сиганул с парашютом, женился или вышел замуж, и все это не из-за любви к работе, деньгам, экстриму или семейной жизни, а чтобы доказать кому-то (чаще всего бывшему возлюбленному или возлюбленной) - смотри, зараза, как я могу, как я умею, и кого ты, сволочь такая, проспал (а). А властолюбие, друзья мои, чувство не менее сильное, чем любовь земная; это страсть, мания, азарт, ради власти не только парашют натянешь - прыгнешь выше головы без всяких спецсредств и страховки. Разве прежние оппоненты способны были породить сильные душевные порывы? Кто? Чуркин - критик от сохи, радетель о плодородии почв? Казаков - вечный борец с лужей близ Дома офицеров? Юрий Матвеевич - кабинетный трудяга, попечитель растущих кадров? Нет, они были привычные, удобные, свои. А ныне и их нет: притихли, угомонились, осторожничают. До свидания, неласковый Миша! Срочно ждем замены. Пока разгоряченные выборами владимирцы не принялись озирать окрестности в поисках нового козла отпущения. Пока осиротевшие и брошенные на произвол судьбы «медведи» не зачахли от хандры и не переметнулись на сторону. Пока бальзаковские дамы из народных фронтов и культурных советов еще способны излить женскую тоску по сильному плечу.

Удивительно, почему еще люди ходят по театрам, когда на политической сцене разворачиваются такие действия и участвуют такие актеры - куда там до них профессиональным режиссерам и лицедеям! Может, нынешние политики не сильны в вокале и мало что волокут в мейерхольдовской биомеханике, но сколько в них огня, способности к импровизации, сколько желания понравиться зрителю! Это раньше труд больших чинов напоминал эстонскую пантомиму: минимум внешних проявлений при богатом внутреннем содержании. Недаром они спокойно и уверенно доживают до почтенных седин. На днях, к примеру, как сообщил в эфире «Радио России - Владимир» (15 декабря 2011) Валерий Скорбилин, свое 85-летие отметил бывший руководитель областного центра Магазин. Он уже тридцать три года, как покинул город, а народ всё еще помнит, что «при нем чисто было». Вот и канувшего в омут неизвестности Рыбакова, глядишь, еще помянут добрым словом, отметив, что «при нем Северные ряды и Казанский храм построили». В этой связи здравствующим дубль-командирам тоже стоит начать выразительные телодвижения, чтобы не попасть в городскую летопись только лишь разгоном дворников «Мехколонны» и призывом во власть варягов со стоящей «в позиции» молодежью. Старая менеджерская мудрость гласит: «У вас не будет второй возможности произвести первое впечатление», а время уходит. Прекрасно, что тандем так озаботился вопросом утилизации ТБО, но в актив отвоеванную свалку записать трудно: неловко как-то гордиться залежами мусора, которые, к тому же, начали скапливаться задолго до тебя. Впрочем, как сообщила Ирина Германова с ГТРК-Владимир (16 декабря 2011), муниципалитет решительно настроен возвести памятники Боголюбскому, Пушкину и Лазареву - уже и деньги заложили, 4 миллиона. Задумка славная, вот только каждый новый проект монументального искусства традиционно оказывает на культурную среду Владимира такой же эффект, как весна и осень на душевно неуравновешенных граждан. При слове «памятник» в боевую стойку встают музейщики и искусствоведы, архитекторы и историки, журналисты и краеведы, плюс многочисленный отряд вольных стрелков из числа любителей старины и собирателей книжной серии «Жизнь замечательных людей». У каждого свое исключительное мнение, где должен стоять бронзовый истукан, как выглядеть, в какую сторону смотреть и что держать в руках. Конечно, можно попытаться обмануть эту крикливую публику, затеяв, скажем, дебаты вокруг месторасположения князя, а втихаря водрузить на постаменты поэта с адмиралом, но, во-первых, конфиденциальность вредит «пиару», во-вторых, негоже со славными сынами Отечества, как с татями, по ночам возиться, а в-третьих, неминуемое разоблачение удвоит ярость воинствующей общественности. Так что - себе дороже. И может быть, нашим бравым градоначальникам резонно сместить акценты с монументальной пропаганды на объекты капитального строительства: шуму меньше, славы больше, внукам-правнукам, опять же, будет что показать.

Депутату горсовета Шешенину, ежели его, правда, не возьмут за шкирку правоохранители, тоже будет что показать внукам-правнукам. Чековую книжку, к примеру. Банковскую ячейку. Закопанную в лесу кубышку, на худой конец. Но славы он не стяжает, нет. Да ему и не надо. Иван Усачев из «Томикса» (16 декабря 2011) скрупулезно подсчитал срубленные по левой денежки этого внешне неброского человека (после случившегося, говорят, даже фотки его в Совете не нашли) - жирная получилась сумма. Александр Иванович Корейко, помнится, тоже старался быть тихим и незаметным, ходил в серых парусиновых брюках, кожаных сандалиях, надетых по-монашески на босу ногу, и белой сорочке без воротничка. Но партийных дел чурался, ограничивался членством в профсоюзе. Сейчас же, видимо, без идеологической составляющей никак. «Ни в одной политической партии безгрешных людей нет!» - вздохнул сити-менеджер Шохин, комментируя газете фортель с бывшим однопартийцем. Оно верно, в семье не без урода. Вот разве только в кругах, к которым прибился Шешенин, их оказалось на редкость много, как в сериале про Симпсонов. Но бог с ним, с беглым депутатом! Ему - деньги, другим, если подсуетятся с Пушкиным и Боголюбским - слава, а вот чем мы, журналисты, отчитаемся перед потомками? Судя по материалу Ирины Курочкиной в «Аргументах и фактах» (14 декабря 2011) о том, как Дмитрий Кошелев проводил мастер-класс для начинающих телевизионщиков, плохи наши дела! «Быть журналистом - значит быть наглым, нестандартно мыслить и уметь выпутываться из сложных, порой с криминальным оттенком, ситуаций, - натаскивал наш коллега юную поросль. - Ведущий - одна из престижных профессий, но стать им не так просто. Внешность должна быть соответствующая, фамилия - тоже...» После этой проповеди мэтра я смог лишь с грустью представить, как один из моих сыновей лет эдак через ...цать помянет меня недобрым словом: «Батя мой журналистом был - стало быть, наглым и вечно конфликтующим с законом. И в ведущие не пробился, что понятно - ни рожи, ни фамилии!» Теперь вот, друзья, и не знаю: то ли профессию поменять, то ли фамилию?