Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 22-28.08.2011 Мы видим тебя, Ка!

Кто знает о древних шумерах? Останови любого на улицах Владимира, спроси - «Что ты знаешь о древних шумерах?» - промычит в ответ, выдавит пару общих предложений. Древний мир, пятый класс, что-то там в пустыне... А между прочим, одна из первых цивилизаций на земле. Прародительница вавилонской, ассирийской, египетской... Кто такие эти древние шумеры, откуда пришли, куда сгинули? Тишина... Тысячи лет тишины.

30-08-2011


Знакомый в детстве бредил древним Египтом. Пирамиды, фараоны... Кто ж тогда знал, что он туда попадет, в Египет. Стоим, говорит, в гробнице Аменофиса. Жара. Духота. Вонь. Тянет потом и дерьмом (объевшиеся фруктами туристы - перманентные заср...цы). А нам - посмотрите сюда, посмотрите туда. Интересные росписи: на потолке две полусферы, солнечные ладьи плывут по небесному Нилу. А вот здесь лежали Тутмос IV, Аменхотеп III, Меренптах, Сети II, Саптах, Сатнах, Рамсесы четвертый, пятый и шестой. Пот ручьем, во рту пересохло. Какой, думаю Рамсес, какой Мерентптах, ванну бы, пивка бы холодненького, постель чистую... Наверное, те, кто строили эти пирамиды, гробницы и храмы, тоже мечтали соснуть часок под финиковой пальмой, глотнув чего-нибудь освежающего. А вот гнавшие их на работы имели все, что хочешь, и заботились о своем бессмертии - в воображаемом мире. Если бы фараоны не обеспечивали Ка - свою загробную жизнь, отвлекая огромные ресурсы, подрывая экономику страны, губя тысячи людей, мы бы сейчас не кисли, потные с резью в животе, перед гигантскими пирамидами. Но, может быть, заинтересованно взирали б на какие-нибудь развалины сугубо гражданской архитектуры - Огромной Водонапорной Башни или Великих Очистных Сооружений, в свое время облегчивших жизнь египтян?

Осмысливая тягу россиян к имперскому духу, автор «Молвы» (23 августа 2011) Николай Волкодавов в материале «Прободение памяти» тоже гнёт ту линию, что время вождей не принесло рядовым соотечественникам существенных выгод, и расставались с ним, вроде бы, без сожаления, но 20 лет блужданий по пустыне заставили многих ностальгировать по супердержаве, и мотив «Back  in  USSR» сейчас вновь звучит, как когда-то Интернационал. По сообщению Валентины Комаровой в «Томиксе» (26 августа 2011), в Москве даже устроили митинг «20 лет без СССР», где собрались тысячи людей, преимущественно - молодых. Порядок пусть и ценою крови и относительной нищеты желаннее аморфной власти далеко оторвавшихся от народа олигархов и больших чиновников. Мы хотим вернутся к пирамидам и готовы поклонятся былым фараонам, потому что нынешние, взращивая личное Ка - не для загробной, а для вполне реальной, сытой и обеспеченной жизни, - забыли о подданных, тоже мечтающих иметь своё Ка - пусть маленькое, не такое заманчивое и обильное, но своё: стабильное, спокойное, гарантированное Ка.

Привыкли руки к топорам... К кайлу, к тачке, к носилкам. И это здорово, смущает только мысль: что будет результатом всех потуг? Новая сверхдержава, к великолепным останкам которой спустя годы зачастят туристы, сгорая от жажды и маясь животом? Или деградирующая, с раковой опухолью сепаратизма, вымирающая, страна, не оставившая грядущим поколениям зевак ни пышных дворцов, ни пыльных мавзолеев? И почему нет третьего пути - просто жить, строить, созидать и уважать друг друга? И отчего, черт возьми, сгинули славные шумеры, которые и туристов умаслили, и одарили человечество массой полезных изобретений, придумав, скажем, колесо, письменность, ирригационную систему, сельскохозяйственные орудия, гончарный круг и пивоварение?

Тут бы, конечно, стоило развить мысли на глобальные темы, но вот беда: другие владимирские СМИ, не держа при себе штатных философов, историческим размахом не грешат и продолжить линию «Молвы» не позволяют. Ну, война мусорных бригад. Ну, отголоски партийных баталий. Ну, приезд главного милиционера (пардон, полицейского) в губернию. Все это так, текучка, суета. На этом пресном фоне любопытной показалась даже новая тенденция в редакционной жизни – дикий интерес журналистов к братьям нашим меньшим. Только на прошлой неделе Виктория Кононова в «Хронометре» (23 августа 2011) дала репортаж с рок-фестиваля в поддержку бездомных животных; «Владимирские ведомости» сообщили о выделении 600 тысяч рублей приютам областного центра на обустройство четвероногих бродяг, а к этому присовокупили материал Татьяны Тимохи о безвредности клопов-солдатиков; Роман Комов в «Комсомолке» (25 августа 2011) порадовал читателей сообщением о том, что в области поселился белый аист, берущий с рук кильку и мойву, а коллега по изданию Анна Дегтярева лишний раз напомнила о правилах перевозки домашних любимцев за границу; Надежда Медведева в «PRO-городе» (27 августа 2011) напугала владимирцев историей о нашествии ежей; Екатерина Гусева на ГТРК-Владимир (26 августа 2011) огорчила зрителей сюжетом о сбитом на «пекинке» лосе, а Дарья Давыдова по тому же телеканалу просто рассказала о том, что есть такая лисица фенек, что живет она в контактном зоопарке и что у неё невероятно большие уши. Можно, конечно, сказать, что обилие анималистических статей и картинок на ТВ и в печати – от летнего информационного затишья, но, во-первых, как же тогда вывести разговор на уровень глобальности (а то неудобно как-то перед шумерами), а во вторых, с этим утверждением вряд ли согласятся приверженцы биоэтики, для которых подход человека к животине – главная характеристика общества. Они, эти приверженцы, тут же заявят, что между отношением людей к животным и уровнем духовного развития общества существует тесная зависимость. Это, мол, историческая категория, менявшаяся с развитием человечества вообще и духовным ростом каждого homo  sapiens в частности. И в этом свете чуткое внимание владимирских журналистов к хвостатым и пернатым – даже фенека не забыли! - есть ни что иное как проявление революции сознания, включающего теперь и нашу ответственность за все живые существа.

Вот яркий пример того, как можно из мухи сделать слона, - прервут мои разглагольствования читатели, и будут, безусловно, правы. Говори, дружок, да не заговаривайся - где кошки с ежами, а где эра милосердия? У нас вечные перекосы, и концерты в поддержку бездомных животных почему-то не соседствуют с концертами в поддержку больных детей; сообщения же о трате бюджетных средств не на приют для бродячих собак, а, к примеру, на обустройство бомжей, скорее всего, вызовут брюзжание соплеменников: «Нормальным помочь не могут, а этим…». Вобщем, с биоэтикой у нас все в порядке, если исключить из списка ответственности за все живое такое существо, как человек, особенно ближний. Что ж, может быть, может быть… В свое оправдание могу сказать лишь одно: в стремлении придать масштабность незначительным, на первый взгляд, деталям я не одинок, и при этом мои упражнения относительно безобидны. Во сяком случае, когда партии просят избирателей дать им «добро» на спасение России, а в качестве доказательства созидательного потенциала способны разве что вручить 1 Сентября карандаши и фломастеры первоклашкам, моя попытка глобализировать любовь к аистам и лосям до социального феномена кажется невинным занятием. Я-то лишь пытаюсь дать характеристику информационному потоку, а не претендую на власть.

И все-таки, знаете ли, я верю в то, что время большой любви не только человека к животным, но и человека к человеку не за горами. Всеобщей такой любви. Глобальной. Где нет ни эллина, ни иудея, ни коммуниста, ни единоросса. В конце концов, для свершения добрых дел даже в современной России люди объединяются, невзирая на партийность. Да вот хотя бы. Судя по «Вашей газете» (25 августа 2011), озаботившись плачевным положением учителей во Владимирской области, председатель партии «Единая Россия» премьер-министр Путин дал указание члену КПРФ губернатору Виноградову поднять им зарплату. И тот, хоть и с оговорками – посчитать, мол, надо, подумать – поручение пошел выполнять, и, конечно же, выполнит, куда деваться. Если же вслед за учителями толику внимания окажут и представителям других, не менее нужных и полезных профессий, а также тем, кто уже оттрубил свое, но имеет лишь скудный пенсион, может, получат они, наконец, стабильное, спокойное и гарантированное существования и возопиют счастливо: «Мы видим тебя, Ка!».