Развитие творческого мышления и интеллекта

 


Содержание и методы работы над собой

Автор: Андрей Малыгин от 10 мая 2015
  • 80
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5

Правила, организующие психическую деятельность в трудовом процессе

   Различные науки, как, например, математика, физика, медицина, имеют неоценимое прикладное значение и находят неисчерпаемо широкое применение в жизни человека. Использование математики, физики, медицины в прикладном смысле возможно благодаря системе законов, правил, формул, теорем. Они отражают закономерности, их взаимную зависимость и постоянство изучаемых явлений. Изучение какой-либо области имеет целью открытие в явлениях новых, ещё неизвестных законов. Открытие законов, правил, теорем и т.п. позволяет назвать изучаемую область наукой.
    Психология является единственной наукой, в которой установлены лишь закономерности. Психическая деятельность представляется как область непостижимая, пока малодоступная человеческому пониманию, в ней трудно выявить какие-либо строгие и точные законы и правила. Такая позиция как бы исключает возможность представления о психологии как о науке.
    Я лично представляю себе эту область знаний, как и всякую науку, хотя законы психологии ещё не найдены, и поэтому многое является спорным.
   Психическая деятельность – это не что иное, как результат, следствие соответствующего физиологического процесса, вызывающего утомление. Основу всякого ощущения, как и всякого переживания, составляет физиологический процесс.
   Мысль отражает влияние прошлого воздействия окружающей среды. В основе процесса мышления также лежат физиологические процессы. Поэтому можно полагать, что психическая деятельность протекает по вполне определенным закономерностям. Организованное, целеустремленное воздействие совершенствует психическую деятельность. Организованные способы и меры этого воздействия возможны лишь на основе знания закономерностей, присущих психической деятельности. Мне самому пришлось убедиться в эффективности знаний об особенностях психической деятельности применительно к полётам как к определенному виду трудовой деятельности.
   Овладение этими знаниями дает возможность объяснить и представить себе любое явление в трудовой деятельности, многое представить в ней с целью повышения её качества и надёжности.
   В результате своей лётной практики я пришел к заключению, что для надёжности полёта, как и всякого трудового процесса, психическая деятельность человека должна протекать организованно, т.е. по определенным правилам, которые особенно важно начать применять уже при его освоении. Будучи приведенными в систему, эти правила могут служить средством совершенствования психической деятельности в полёте или в любом трудовом процессе.
   Остановлюсь на особенностях психической деятельности, влияющих на освоение трудового процесса.
   Одной из главных причин сложности освоения человеком трудового процесса является его природное свойство переключения внимания и невозможность его одновременного распределения. Постоянное непроизвольное переключение внимания выработано самой жизнью, окружающей обстановкой.
   Достаточно непродолжительного наблюдения за глазами человека, чтобы заметить их беспрерывное переключение с одного объекта на другой. На короткое время их, правда, можно застать в неподвижном состоянии. Это случается тогда, когда человек о чем-либо думает или что-либо слушает, словом, когда его внимание направлено на что-либо с большой интенсивностью.
   Почему всё же создается кажущееся впечатление одновременного восприятия разных видов ощущений? Почему нам кажется, что мы одновременно слышим, видим, осязаем, ощущаем вкус? Это объясняется тем, что органы чувств обладают физиологическим свойством постоянно быть в действии и сигнализировать человеку о его ощущениях. Но это не значит, что всё, что человек ощущает, всё и воспринимает. Для того чтобы что-то воспринимать, оказывается, необходимо направить на это своё внимание, чтобы осознать видимое или слышимое. Внимание – это направленное сознание.
   Однажды я наблюдал за двумя женщинами. Они до такой степени были увлечены разговором, что не обращали внимания на ребенка, который бесконечное число раз просил баранку. Мать этого ребенка держала их целую связку. Громкий плач, наконец, привлек её внимание, и она сердито задала вопрос: «Ну, что тебе надо?» Она слышала просьбы ребенка, но для того чтобы их осознать, ей нужно было переключить своё внимание с разговора на просьбу ребенка, и только после этого она поняла смысл его обращения. Внимание – это средство восприятия. Восприятие же осуществляется лишь при направленном внимании.
   В начале освоения трудового процесса, когда координирование действий освоено ещё не полностью или техника движений в какой-либо части или элементе несовершенна, обучаемому бывает трудно заметить ошибку. В этом ему помогает опыт наставника, который вовремя сигнализирует, направляя внимание обучаемого на несовершенно выполняемое действие. Так, в момент выполнения прыжка вперед спортсмен услышал возглас инструктора «Руки!» и не удававшееся ранее упражнение выполнил легко и правильно.
   В начале обучения умению владеть своим вниманием помощь извне в разумных дозах очень полезна и становится ненужной при достижении совершенства в овладении каким-либо трудовым процессом. Если действие, особенности которого были ранее не замечены, было повторено несколько раз неверно, оно приобретает свойство нерационального навыка, т.е. нерационального непроизвольного действия. Происходит это вследствие трудности охвата переключением внимания нескольких объектов в очень короткое время.
   Известно, что бывают моменты сосредоточения внимания на чем-либо с такой интенсивностью, что остальные виды ощущений буквально «пропадают». Например, сгоряча мы иногда не замечаем, что порезали ногу или руку, и лишь спустя некоторое время неожиданно видим, что течет кровь, и тогда начинаем ощущать боль. Иногда человек, прочитав целую страницу, вдруг замечает, что он не уловил смысла прочитанного, так как мысли его в этот момент были заняты другим.
   Оказывается, в психической деятельности существует ещё одна закономерность: чем интенсивнее направлено на что-либо наше внимание, тем слабее воспринимаются другие ощущения.
   Наше внимание непроизвольно привлекается и переключается в том случае, когда нарушается монотонность, одинаковость, однообразность обстановки. Например, в полёте, когда лётчик занят разведкой, перебой в работе мотора вдруг нарушает монотонность звука, и внимание его невольно переключается с наблюдаемых объектов на осознание этого факта.
   Итак, внимание любого вида непроизвольно привлекается контрастным явлением. Например, звук, раздающийся в тишине; притаившийся зверь, обнаруживающий себя движением; запах паленого в самолёте и т.д.
   А теперь поговорим о правилах психической деятельности, которые необходимо соблюдать при освоении трудового процесса, вытекающих из знания закономерностей психической деятельности.
   В трудовом процессе следует различать два вида деятельности: действия автоматизированные и действия сознательные. Первые определяются тем, что внимание, сознание и мышление в них почти не участвуют. Вторые выполняются с участием в них и внимания, и сознания, и мышления. Сознание и мысль всегда сопутствуют вниманию и следуют за ним.
   «Автоматизированные действия осуществляются корковыми нервными центрами, находящимися в состоянии пониженной возбудимости. Если сознательная деятельность происходит в нервных центрах, находящихся в состоянии оптимальной (наиболее благоприятной) возбудимости (творческий отдел больших полушарий), то функцию других отделов (в коре больших полушарий) с пониженной возбудимостью составляют ранее выработанные рефлексы, стереотипно возникающие при наличии соответствующих раздражителей. Деятельность этих отделов и есть то, что мы называем бессознательной автоматической деятельностью» (Павлов И.П. Полное собрание трудов. М., Изд-во АН СССР, 1949 год. Том 3, стр.197).
   Надёжность трудового процесса (полёта) при прочих равных условиях зависит от целесообразной направленности внимания в каждый данный момент. Отсюда вытекает первое правило: в трудовом процессе внимание должно быть направлено в каждый момент на главное, требующее осознания и мышления.
   Нарушение этого правила ведет к неизбежным ошибкам или к так называемым чрезвычайным происшествиям. Если человек идет по неровной дорожке, он должен смотреть себе под ноги. Достаточно ему отвлечь на что-либо своё внимание, как он может споткнуться. Когда ворона лакомится найденным куском, она не «забывает» об окружающем. Она ест, но всё её внимание, зрение и слух в это время направлены на главное, – на определение наличия опасности. Ворона в любой момент не «забывает» наблюдать за окружающей обстановкой, и её осмотрительность может быть предметом зависти любого лётчика. Она действует инстинктивно правильно.
   Лётчик, совершая полёт, решает какую-либо определенную задачу. Например, истребитель отыскивает врага. Его внимание направлено на поиск, в то время как техника пилотирования представляет собой автоматизированное действие. Может ли лётчик-ученик, осваивающий полёт, решить такую же задачу? Конечно, нет. Его внимание, сознание и мышление всецело заняты самим процессом полёта. Отсюда вытекает второе правило: для того чтобы можно было свободно, рационально, надёжно пользоваться своим вниманием, т.е. направлять его на главное, требующее осознания и мышления, необходимо научиться по возможности все действия в трудовом процессе (полёте) выполнять автоматизированно.
   В трамвае имеется надпись: «С вагоновожатым разговаривать строго воспрещается». Внимание его должно быть направлено на главное, что подлежит осознанию и мышлению, – на впереди лежащий путь. А пользование тормозом, сигналом и т.п. внимания почти не требует, так как эти действия у него автоматизированы. Если отвлечь его внимание от наблюдения за дорогой, может произойти столкновение или кто-либо будет задавлен и т.д.
   Если зрительное внимание лётчика в начале разбега будет отвлечено хотя бы кратковременно от наблюдения за точностью направления, самолёт может развернуть, и последствия могут быть непоправимыми. Следовательно, если нарушить первое правило рационального пользования вниманием, ошибка почти неизбежна со всеми вытекающими последствиями.
   Но ошибки могут произойти и при правильном, рациональном использовании внимания в том случае, если нарушено второе правило, т.е. когда автоматизация действий несовершенна или далеко не весь ещё комплекс автоматизирован.
   Представьте ситуацию. Вагоновожатый, увидев на дороге зазевавшегося человека, хочет дать сигнал, но рукой не может найти кнопку. Желая применить тормоз, он вдруг обнаруживает, что ногой не может найти тормозную педаль. Он начинает искать педаль глазами, но уже поздно…
   Лётчик на взлете, не отвлекая внимания от направления взлета, замечает отклонение, но ногой тотчас не парирует его энергичным движением соответствующей педали. Ему понадобилось время, чтобы подумать, как действовать, а этого достаточно, чтобы начавшийся разворот уже нельзя было остановить. Такие ошибки являются следствием нарушения второго правила: ещё недостаточно и не всё автоматизировано в трудовом процессе по причине недоученности.
   К сожалению, на практике мы видим, что полностью освободить внимание в трудовом процессе (полёте) от самого трудового процесса невозможно, его приходится отвлекать в какой-то степени на контроль этого процесса. Это обстоятельство затрудняет решение основной целевой задачи часто вследствие несовершенства конструкции самолёта и его оборудования, где недостаточно учтены все особенности и пробелы, возможные в психологической деятельности человека.
   Вот пример. В то время, когда лётчик в полёте занят поиском врага, он вынужден периодически и довольно часто отвлекать свой взор для наблюдения, например, за показанием термометров охлаждающей смеси мотора, масла и соответственно регулировать температуру этих жидкостей, не забывать переключать бензобаки и делать многое другое, не говоря о том, что всё время должен точно знать своё местонахождение. При таких условиях умение лётчика рационально владеть своим вниманием – большое искусство.
   Чем совершеннее и полнее автоматизирован комплекс трудового процесса, тем свободнее внимание человека для целевого решения, тем надёжнее труд. Чем больше комплекс объектов внимания, чем больше действий в трудовом процессе, тем дольше и труднее он осваивается.
   Освоение трудового процесса было бы очень простым, если бы наше внимание можно было одновременно в одинаковой степени распределить. Тогда не было бы ошибок в психической деятельности человека, происходящих по причине рассеянности или неосмотрительности и пр., которые наблюдаются вследствие несовершенства в умении владеть своим вниманием.
   В действительности происходит так. Например, человек, не умеющий плавать или осваивающий плавание стилем «кроль», может показать правильную работу раздельно ног, рук или дыхания, но продемонстрировать совместную их работу не может. Если он попробует воспроизвести весь комплекс действий одновременно, его внимание будет переключаться с рук на ноги, с ног на дыхание и т.д. В тот момент, когда его внимание останавливается на руках, руки начинают работать правильно, а ноги и дыхание – беспорядочно. Как только пловец переключает своё внимание на ноги, легко заметить, что ноги его начинают работать правильно, а руки и дыхание – неправильно и т.д.
   Или человек, не умеющий управлять автомобилем, может отлично знать, что нужно делать и как, чтобы ехать, но поехать он не сможет. Что же ему мешает? Неумение одновременно направить своё внимание на работу рук, ног и на соблюдение направления движения.
   То же и при освоении полёта. Не умеющий летать знает, как нужно действовать руками и ногами, но когда ему дают управление самолётом в воздухе первый раз, то его самолёт летит как бы «в нетрезвом виде». Когда начинающий летать видит, что самолёт начинает снижаться, он старается движением ручки на себя перевести его в горизонтальный полёт, но одновременно у самолёта создается крен. И хотя ученик его замечает, но меры принимает с опозданием, так как ему нужно сначала переключить внимание, затем сообразить, как действовать, и только после этого выровнять крен. Пока его внимание занято выравниванием крена, он вдруг обнаруживает разворачивание самолёта. Едва справившись с разворотом, он убеждается, что самолёт его задрал нос и т.д.
   Мы видим, что в начале освоения летного труда внимание вынуждено переключаться, а сознание и мышление всецело направлены на процесс самого полёта. На этом этапе координированных действий сразу осуществить нельзя, т.е. невозможно одновременно направить своё внимание на исправление крена, высоты и направления. То же происходит с обучением пловца, шофера и т.д.
   Суммируя всё, что сказано о внимании, следует сделать вывод о том, как должен владеть своим вниманием лётчик.
   В полёте внимание лётчика помимо решения главной задачи, требующей осознания и мышления, например поиска врага, занято ещё двумя объектами, требующими постоянного наблюдения, – окружающей обстановкой и скоростью. А вследствие неполной автоматики в технике, обеспечивающей нормальную работу мотора и различных агрегатов, лётчику приходится отвлекать своё внимание ещё на несколько объектов, которые требуют периодического наблюдения, а, следовательно, отвлечения внимания.
   Отсюда для лётчика вытекает третье правило: нельзя сосредоточивать своё внимание сколько-нибудь продолжительно и с чрезмерно большой интенсивностью на каком-либо одном из объектов.
   Это правило важно соблюдать для того, чтобы не упустить из своего внимания ни один из большого количества объектов, требующих своевременного контроля. Разумеется, исключением являются взлет и посадка.
   Образцом в умении владеть своим вниманием могут служить дикие звери и птицы. Разыскивая добычу, дикий зверь всегда должен следить за обстановкой, чтобы самому не стать добычей другого. Осмотрительность его, в которой участвуют зрение, слух и обоняние, доведена до совершенства, включая и высокое качество, и постоянство бдительности.
   Подобная осмотрительность в любой момент полёта нужна и лётчику для наблюдения за окружающей обстановкой. Опасность всегда поджидает именно тогда, когда её не ждут. Во время войны наши опытные лётчики – «охотники» часто подлавливали возвращающиеся с боевого задания самолёты противника над его территорией. Видимо, вражеские лётчики над своей территорией чувствовали себя как дома, ослабляли бдительность и становились жертвой «охотников».
   Скорость постоянно должна быть объектом внимания лётчика, так же как и сознание нахождения в полёте. Достаточно иногда забыть о скорости и отвлечь от нее внимание на 2-3 секунды, чтобы это привело к непоправимым результатам. Наблюдение за приборами и некоторыми агрегатами порой до крайности затрудняет решение основной задачи лётчика, и он вынужден их выключать из своего внимания, что также может привести к плохим результатам. Например, во время воздушного боя лётчику буквально нельзя «оторвать глаз» от противника. Малейшая задержка внимания на чем-либо одном может привести к роковому упущению в другом. При большой интенсивности внимания в каком-либо одном направлении иногда ослабляются всё остальные ощущения, сигнализирующие лётчику о происходящем. Способность лётчика к быстрому переключению внимания с одновременным быстрым и точным восприятием должна быть одним из самых главных его качеств.
   Комплекс действий в трудовом процессе обычно бывает настолько велик, что человек не может его осваивать одновременно в полном объеме. В этом случае освоение должно происходить наиболее рациональным методом – от части к целому. Если учить наизусть поэму такого объема, как «Медный всадник», то сколько бы раз мы ни читали её от начала до конца, едва ли запомнили бы её. Если же заучивать её по частям, то запоминание возможно сравнительно быстро.
   Так и лётчик: осваивает сначала лишь горизонтальный полёт, не наблюдая ни за какими приборами, а затем по мере освоения полёта начинает следить за приборами, окружающей обстановкой, ориентировкой и т.д. Словом, осваивая какой-либо трудовой процесс, следует сначала довести до автоматизма часть действий, затем подключать следующую автоматизированную часть их и т.д.
   На практике обычно занимаются освоением по отдельности за один урок нескольких частей (действий). Например, пловец в течение 10 минут осваивает работу только рук, затем в течение 10 минут занимается освоением работы только ног, затем – только дыхания. Если начинающий пловец автоматизировал работу отдельно всех трёх элементов, т.е. рук, ног и дыхания, и после этого сразу попытается воспроизвести одновременно все три вида работ, то у него ничего не выйдет. В этом случае, как говорят, у него ещё нет координации движений.
   По существу, освоение до автоматизма всего комплекса действий в трудовом процессе является освоением координации действий. Таким образом, сформулируем четвертое правило: освоение координации осуществляется путем постепенного присоединения отдельно освоенных до автоматизма действий до полного автоматизма выполнения всего комплекса. В практике найдено, что для более легкого освоения координации двух частей следует включать в действие не обе освоенные части сразу (работу рук и ног пловца) одновременно, а сначала привести в действие одну часть (например, ноги пловца) и во время их действия подключить вторую (руки).
   Пятое правило: освоение любого трудового процесса необходимо начинать организованно.
   Для всякого трудового процесса на основании всестороннего его изучения должен быть определен ряд требований, соблюдать которые необходимо для того, чтобы освоение его происходило как можно быстрее, а сам труд был надёжным и продуктивным. В жизни мы часто видим, что люди, желая приступить к освоению какого-либо вида труда, не задумываются над тем, как это сделать наилучшим образом.
   Человек приехал на курорт, пришел на теннисную площадку и, посмотрев на игру, захотел сам научиться играть. Как в таких случаях часто приступают к освоению этой игры? Очень просто: берут в руки ракетку и начинают играть. Результатом такого неорганизованного подхода к освоению игры наверняка будет непродуктивность и ненадёжность труда. Непродуктивность проявляется в том, что, не зная рациональных приёмов в технике движений, человек будет затрачивать массу лишней энергии, удары его не будут сильны и верны; он, следовательно, далеко не сможет исчерпать своих возможностей. Удары его будут не так точны, как если бы он приобрел их в результате рациональных, технически правильных движений. Он будет промахиваться, неточно посылать мяч. Следовательно, его труд не будет и так надежен, как мог бы быть в результате организованного, рационального подхода к его освоению. Неорганизованный подход требует более продолжительного времени на освоение труда и дает плохие результаты, что часто является причиной расхолаживания занимающегося.
   Прежде чем приступить к освоению трудовой деятельности, необходимо найти наиболее целесообразный способ действий, т.е. достигающий цели просто, с минимальной затратой энергии и времени. Приступающий к освоению должен знать сущность и последовательность действий, быть целеустремленным.
   Организованное усвоение навыков труда должно предусматривать не только знание наиболее рационального способа действий, но и наличие материальных средств, их рациональное размещение и использование в соответствии с последовательностью действий.
   Так, например, механик, желая произвести какую-либо определенную работу организованно, приступает к ней следующим образом: сначала подготавливает рабочее место: ставит стол, на него – ящик для деталей, которые будут сняты во время работы, достает лишь тот инструмент, который будет необходим для данной работы, кладет его на стол в том порядке, который соответствует последовательности действий в процессе труда, и т.д., и лишь после этого приступает к самой работе. Он берет определенный инструмент, производит им соответствующие манипуляции, затем кладет его на то же место, откуда взял. Снятую деталь убирает в ящик, приготовленный заранее. Достает другой инструмент и, проведя им дальнейшие манипуляции, кладет его на место и т.д. Закончив работу, он прячет инструменты в сумку. Сумку ставит на своё место, снимает ящик со стола, а стол уносит также на своё место. Такой рационально организованный метод работы является, безусловно, большой гарантией надёжности, качества и быстроты выполнения труда.
   Однако рациональность и организованность – это ещё не все средства для достижения качества, надёжности и быстроты труда. Представьте себе, что механик, о котором говорилось в приведенном примере, суетлив и небрежен и под влиянием каких-либо причин будет спешить. В результате он может перепутать последовательность действий, недовернуть какую-нибудь гайку или забыть законтрить её и т.п. Последствия могут быть самыми нежелательными.
   Следовательно, психическую деятельность обязательно надлежит специально, целеустремленно, постоянно совершенствовать в трудовом процессе. В этом и заключается цель профессионального воспитания, без которого самые лучшие знания не могут обеспечить достаточное качество труда.
   Психическая деятельность должна регулировать трудовой процесс также целеустремленно и организованно. Разъяснение и знание сущности психической деятельности в процессе труда не менее необходимо и важно, чем усвоение техники действий.
Назад Вперед
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий
  • nataha

  • 3 декабря 2007 18:38
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Комментариев: 0
  • Публикаций: 0
^
очень хорошая статья
  • ляля

  • 9 мая 2008 22:18
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Комментариев: 0
  • Публикаций: 0
^
Меня просто поразила эта статья! belay
  • москва

  • 10 декабря 2008 00:42
  • Группа: Гости
  • ICQ:
  • Регистрация: --
  • Комментариев: 0
  • Публикаций: 0
^
отлично написано!!!

ОТЛИЧНО НАПИСАНО!!! И ОЧЕНЬ ГЛУБОКО!!!
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
 
vladjurnalist.ru.