Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



У Палыча...

У Аркадия…

Аркадий Николаевич КАРПОВ. Телеоператор с громадным стажем и опытом. На его глазах и при его непосредственном участии зарождалась и развивалась владимирская тележурналистика. И, конечно, в практике его было немало занимательных случаев.


  Летающий таксист

 

Как-то раз в 90-е годы снимали полеты авиации в Суздальском районе. Самолеты Ан-2 сбрасывали на поля удобрения – об этом и был репортаж. Все сделали, как положено: поснимали на земле, интервью взяли у летчиков, решили подняться в небо.

А доставил-то нас к месту съемок таксист. Он из машины вышел, ему тоже было интересно посмотреть на самолеты вблизи. Но, видимо, особого впечатления они на него не произвели. А может, просто покуражиться мужик решил: что-то там пренебрежительное обронил насчет «кукурузников». Вроде: курица не птица, «кукурузник» - не самолет. Летчиков это, естественно, задело. Но виду не подали. А когда взлетели, они попросили меня уговорить этого таксиста тоже попробовать подняться в небо в качестве пассажира. Мол, красота, чудесные виды, незабываемое зрелище…

Я согласился. И, действительно, водителя уговорил. Суздаль, говорю, увидишь с высоты птичьего полета. Уникальный шанс. Внукам рассказывать будешь. Повелся мужик. Залез в «кукурузник». Полчаса они с ним в небе крутились. Сели. Открыли кабину. «Забирайте! - говорят. – И кивают на бедного таксиста, пребывающего в полной «отключке». После «воздушных ям» и фигур высшего пилотажа он приходил в себя около часа. Ничего, оклемался. Сел за руль. В конце пути даже повеселел слегка: «Суздаль, говорит, краем глаза видел. Может, внукам расскажу. Все-таки большая вещь – авиация!»

 

Баланс ниже пояса

 

Еще одна «сельскохозяйственная» съемка. Была осень. Выехали рано. Сделали нужные кадры в селе. Подались в поле. Выгрузили аппаратуру. Огляделись.

Вдалеке фырчит трактор. Березки по краю поля торчат. Студенты добирают картошку. Словом, нормальная рабочая обстановка. Можно снимать. Но перед тем, как нажать на кнопку, нужно выставить баланс. То есть так настроить камеру, чтобы была естественная цветопередача. Это сейчас такая процедура делается просто. А раньше была проблема – требовалась белая поверхность: на неё нацеливался объектив, и делались нужные настройки. Без этого – никак.

Обычно белым фоном служила бумага – листок блокнота или записной книжки. А мы в поле. И бумаги ни у кого нет. Что делать? Стоим, гадаем. И вдруг руководитель съемочной группы – человек во Владимире довольно известный, так что имени я его называть не буду - хлопает себя по лбу. Вспомнил: есть белый фон! И расстегивает брюки.

Оказалось, из нижнего белья у него – белые трусы. Белоснежные, какие надо. Ну, снял он штаны, нагнулся. По его трусам баланс и выставили. Цветопередача оказалась – на высоте.

            Кофейник для КГБ 

Середина восьмидесятых годов. Разгар  борьбы с пьянством. От областного телевидения приехали в районный город. Дело к вечеру. Заселяемся в гостиницу. Пока то да се, прозевали час «Х»: девятнадцать часов ноль ноль минут - время, когда по всей стране закрывались винные магазины. А целый вечер сидеть в «Доме колхозника» без этого дела, конечно, тоскливо. 

Начинаем допытываться у обслуживающего персонала – где сыскать «горючее»? Те информируют: единственный буфет – в соседнем кинотеатре. Но уже начался последний сеанс. Не пустят.

Мужики посылают меня: «Попробуй уговорить. Удостоверение покажи». А удостоверения у нас тогда были знатные. Вверху – герб, под ним крупными буквами «Государственный комитет», а ниже, мельче – «по кинематографии». Ну, нижнюю строчку прикрываешь пальцем – КГБ, да и только.

В кинотеатре, действительно, давно шел сеанс, двери закрыты. Стучу. Появляется недовольная сотрудница: «Куда прешь? Чего надо?». Показываю сквозь стекло удостоверение. Та оживляется, являет улыбку, открывает.

Так и так, честно объясняю, приехали в ваш город по заданию, остановились в гостинице, надо бы подкрепиться. Сотрудница хлопочет, кричит куда-то вглубь: «Клава, тут товарищи из комитета!», Клава тоже хлопочет, и вот я уже загружен нехитрой, но обильной снедью. Но главного нет. Намекаю: «Под такую закуску неплохо бы…». «Никак не можем! - огорченно разводят руками мои кинематографические феи, - Нельзя из буфета на вынос. Посуду потом пересчитывают. Да и увидит кто». «А вы перелейте во что-нибудь», - настаиваю.

И через пять минут уже вхожу в гостиницу – с большими бумажными свертками, а в руках – здоровенный такой кофейник. Кофеем от которого почему-то не пахло. Утром «товарищи из КГБ» возвратили емкость в буфет, поблагодарив сотрудников культурного учреждения за крепкий и бодрящий напиток, заставляющий еще сильнее любить свою Родину и бороться за её безопасность.

 

                                                                                           Продолжение следует