Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Эпитафии

Ольга ДЕМЕНТЬЕВА

Задержись она тем поздним вечером в редакции хотя бы на минуту...
Пропусти она тот троллейбус...
Выбери другую дорогу к дому...
А водитель «Жигулей» проскочи перекресток несколькими секундами раньше...


 И год спустя некая настырная рассудочная сила все пытается, как в съемке рапидом, прокрутить события назад, вернуть Олю на тот самый перекресток, дав ей возможность благополучно пересечь улицу Горького и открыть дверь квартиры, где ее заждался стол, накрытый по случаю дня рождения старенькой мамы. Эта сила восстает против силы непоправимого потому, что знает: чтобы такое стряслось, по теории вероятности человеку надо изо дня в день от сотворения мира и от зари до зари переходить злосчастный перекресток в обе стороны, не зная покоя. Как же оно могло быть?! Если то воля Господня, то где же его предостережение той, которую Он любит? Если рука Сатаны, то когда же Аннушка пролила масло, что Оля незаметила? «Ignorabimus» - «Никогда не узнаем». Ибо в тайных связях Космоса и Судьбы мало кто смыслит по нынешним временам, несмотря на то, что нет сегодня газеты или журнала без подробного гороскопа.

Эти знания уже не пригодятся принцессе Диане, неотвратимо шедшей навстречу собственной гибели, как показали оракулы вчерашнего числа. Этизнания уже не остерегут бедной Оли, которая зачитывалась провиденциальными наставлениями Луизы Хей, ее уроками понимания знаков судьбы на каждом шагу... «Ignorabimus», потому что не чувствуем, когда на чаши весов положены Жизнь и Смерть.

 Вот именно человеку звездных Весов, то есть нашей Оле, гороскоп предписывал 24 марта 1999 года быть крайне осторожным, по возможности, вообще не покидать свой дом, родную квартиру N13, где она жила. ...От нее никогда не пахло духами. Ее пальцы не ведали маникюра. Волосы, схваченные лентой и заколками, оставляли впечатление чего-то прибранного второпях, по необходимости. Не припомню на ней удачного, платья.

 Становилось ясно, что ей не для кого ухаживать за собой. Порой хотелось от досады бросить ей напрямую: «Ну нельзя же так одеваться, так причесываться, так ходить по улицам!» Но при каждой новой встрече с нею сердце тихонько щемило от застенчивой, словно свертывающейся в трубочку, улыбки, от беззащитных, как у необстрелянного олененка, глаз, - от всей ее фигуры сосредоточенного мудрого ребенка, а не женщины, знающей себе цену.

 Разве не детская чистосердечность диктовала ей в анкете признания о слабости к шоколаду, давней мечте стать ученым-ботаником и радости гулять в одиночестве? Ей нужен был свой профессор Хиггинс, хотя Элизой Дулиттл ее нельзя было назвать. Ей не хватало и учителя танцев, и героя-любовника. Она нуждалась в Защите, которую дает одна Любовь. О, как часто самые добрые, самые умные, самые честные не находят вовремя этой защиты!..

 Есть робкое подозрение, что все наши грядущие взлеты и падения народу написаны. Их задает биоэнергетический потенциал. Однажды из любопытства я вычислил его для Оли, перемножив все данные дня рождения: 5 октября 1964 года, а затем сложив цифры в получившемся семизначном числе. Вышло 30 - биопотенциал выше среднего (26 - 27). Построив график его изменения через каждые семь лет, я получил некую «кардиограмму» судьбы по годам. Вот часть ее:

Три пика максимальной Олиной энергетики приходятся на 15 лет - возраст осознания себя девушкой, 22 года - время окончания института, 29 лет -возраст прихода в журналистику. Смерть же застала Олю на низшей точке ее биопотенциала, едва подававшего признаки подъема...

 Чем более сближены верхние и нижние пики «кардиограммы», тем менее человек подвержен эмоциональной разрегулировке, тем лучше держит удар. Но у Оли сильный контрастный разброс от года к году. Интегральный индекс энергетики Ольги Дементьевой с учетом этого равен (опускаю расчет) 9,43 - уровень, нуждающийся в подпитке и защите. Поразительное совпадение: Олин идеал женщины, актриса Одри Хепберн, американская Наташа Ростова, тоже безвременно покинувшая этот мир, имеет, по существу, один с нею интегральный индекс: 9,54.

Не для человеческой судьбы разве сказано в Писании, что Бог сотворил все сущее числом, весом и мерою? Разве не вздрогнет сердце живущих от чудесной нежной схожести глаз, улыбок, всего облика Ольги и Одри? Разве не присохнет к небу язык от бессилия что-то прибавить к неизъяснимому свету звезд, удаляющихся от нас с каждым прожитым днем? Но тем, кто остается, никогда не поздно спросить себя: хотим ли мы быть звездами друг другу? Или готовы лишь хватать их с неба?


Валерий СКОРБИЛИН,

«Аргументы и факты-Владимир», апрель 2000 г.