Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Эпитафии

Александр ЗАРЕЦКИЙ

Как-то мы, «искровцы», заспорили: а смог бы Сашка стать «рыночником», как бы он приспособился к тому, что получилось в результате перестройки? Сошлись во мнении: он оставался бы самим собой, каким мы его знали в шестидесятые-семидесятые-восьмидесятые... Также размашисто, не думая о завтрашнем дне, тратил бы деньги на дружеское застолье, так же подставлял бы свое плечо тому, кто попал в трудную ситуацию (иногда даже вовсе незнакомому человеку), так же, как и при жизни, не искал бы себе теплого местечка или выгодной должности. Особенно, если при этом пришлось бы «подвинуть» другого.


ПРОСТО ОН БЫЛ САМИМ СОБОЙ

 
Как-то мы,«искровцы»,заспорили: а смогбы Сашка стать «рыночником», как бы он приспособился к тому, что получилось в результате перестройки? Сошлись во мнении: он оставался бы самим собой, каким мы его знали в шестидесятые-семидесятые-восьмидесятые... Также размашисто, не думая о завтрашнем дне, тратил бы деньги на дружеское застолье, так же подставлял бы свое плечо тому, кто попал в трудную ситуацию (иногда даже вовсе незнакомому человеку), так же, как и при жизни, не искал бы себе теплого местечка или выгодной должности. Особенно, если при этом пришлось бы «подвинуть» другого.
Наоборот, он сам уступал место, как было и со мной, когда пришла в «Комсомольскую искру». Саша Зарецкий тогда был заведующим отделом учащейся молодежи - а кому же еще и заниматься школьниками, как не выпускнику литфака педагогического института? Но вместе с редактором Сашей Кузнецовым они решили,что надо произвести рокировку, и Саша взялся за другую работу, менее интересную, надо признать. Мыс ним долго еще сидели в одном кабинете. С ним было комфортно: в любую минуту мог подсказать, свести с нужным человеком, посоветовать, к кому лучше обратиться (это ценно, поскольку я приехала из другого города и никого не знала). С ним было весело, прикольно, как сейчас говорят. То схватит и посадит тебя на шкаф: кукарекай, пока не придет редактор и тоже со смехом не прикажет тебя оттуда снять. То начнет варить курицу в электрическом чайнике.
В каждом коллективе есть человек, который задает тональность отношений между совсем разными людьми. Саша Зарецкий был именно таким «камертоном». Он умел даже самим своим присутствием разрядить конфликтную обстановку. Он был старшим братом, и тут ни при чем возраст. Мы всегда думали, что у Сашки силы немереные. В свою последнюю осень он так же таскал мешки с капустой, дотемна развозил их по домам коллег. А потом как-то внезапно слег, и 18 декабря его не стало... «Бери шинель, пошли домой...», как поется в одной из его любимых песен. В последние мгновения глаза у него стали необыкновенно голубыми и ясными. Такой же ясной, вся как на ладони, была и его жизнь. Это знает каждый, кому повезло дружить с Сашей Зарецким.
Он обладал многими талантами: сочинял стихи, хорошо пел, рисовал: его рисунки и на рукописях статей и стихов, в блокнотах, тетрадках, рядом со стихотворными поздравлениями друзьям по разным поводам. Но его самый главный талант - быть человеком. Мне не известны случаи, когда бы он кого-то охаял, а тем более - предал. Зато сотни историй можно собрать о том, как в разных ситуациях он находил справедливое решение, чтобы все было «по-людски». Помнится, как он раздарил билеты журналистской лотереи, а на одну, подаренную бывшим коллегам, выпала крупная сумма. Как мы смеялись, что даже такая удача легко упорхнула от него (и так же беззаботно, без налета досады, смеялась его жена Надя, что трудно представить в другой семье в этом случае). А однажды он взял в кредит приличный костюм и первый выход в нем сделал ...на субботник по прополке моркови или капусты, не помню. «На работу, как на праздник», - сказал Сашка весело, когда мы сказали, что думали, о его прикиде. А потом хлынул ливень, костюм дал такую усадку, что больше Зарецкий его не надевал (зато еще полгода выплачивал кредит).
Он был нежным сыном, братом, мужем, отцом. Жаль, что не увидел, какой выросла Маша и как она на него похожа: те же широко расставленные Сашкины глаза и тот же открытый характер.
...К юбилею Александра Зарецкого бывшие «искровцы» выпустили книгу его стихов. Тираж небольшой и, скорее всего, разойдется быстро. Ведь для тех, с кем Саша Зарецкий был знаком и дружил, он по-прежнему жив. И прикоснуться к его стихам - значит поговорить с ним самим, примериться к его нравственной планке.
 
Элла РОГОЖАНСКАЯ
 
«Молва», сентябрь 2005 г.