Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Эпитафии

Юрий ШАТАЛОВ

Ушел из жизни журналист, перо которого по праву можно назвать золотым, журналист настоящей профессиональной школы, традиции которой, к сожалению, сегодня практически утрачены.


Юрий Витальевич Шаталов работал собственным корреспондентом одной из самых ярких и острых газет 80-х годов прошлого века – тогдашней «Советской России», затем «Российской газеты», «Парламентской газеты». Он не был столичным журналистом. Вся его газетная жизнь прошла на просторах России и СССР. Сначала в Казахстане, затем в Перми, Свердловске…  Во Владимире он обрел что-то похожее на житейское благополучие. Судьбы собкоров (собственных корреспондентов) центральных газет в советское время были похожи на судьбы армейских офицеров с бесконечными переездами из города в город, с вечной жизнью на чемоданах, бытовой неустроенностью и нервной дерганой работой, днем и ночью: по звонку, по вызову, по сигналу, в конце концов– по капризу начальства…  Но эта разнокалиберная, в чем-то даже расхристанная жизнь создавала почву, на которой формировались характеры, взгляды, отталкиваясь от которой, было что сказать людям. Из-под пера Юрия Шаталова одна за другой выходили яркие острые публикации, вдумчивые аналитические статьи и занимательные репортажи.

В новые времена, когда российская журналистика разделилась на ту, что не выходит за пределы московского Садового кольца, и остальную, собкоровские сети стали нещадно сокращать в целях экономии. Центральные издания по существу бросили своих журналистов в регионах на произвол судьбы, не дав доработать даже до нищенского пенсиона. Юрий Шаталов пришел в «Молву». Раньше, в трудные для газеты дни, он, будучи корреспондентом «Парламентской газеты», не раз подавал свой голос в защиту качественной журналистики, в поддержку реальной свободы прессы. Он пришел к друзьям, к людям, которые его хорошо понимали. С его помощью мы возродили много старых рубрик, которые вновь стали пользоваться популярностью у читателей. Здесь пришелся впору и опыт журналиста конфликтных тем, опыт подготовки публикаций о жизни многострадальной деревни, о непростых буднях перестраивающейся промышленности. Он продолжал сотрудничество с редакцией «М» и на внештатной основе. В последнее голы его захватили скрытые прежде страницы советской истории, истории войны и революции.

В последние годы он хлебнул сполна житейского горя.  Безвременно ушла из жизни жена, после чего сам Юрий Витальевич оказался в больнице в критическом состоянии. Но гроза вроде бы миновала. К тому времени два его сына уже начали самостоятельную жизнь, обзавелись семьями. Юрий Витальевич часто заходил в редакцию на чашку чая и всегда рассказывал об их успехах на служебном поприще, вспоминал как нелегко было с бесконечными переездами поставить их на ноги…

Новая тяжелая болезнь практически не оставила шансов. Всего два-три месяца привели к печальному исходу.

Не хочется переходить на штампы, но владимирская журналистика действительно понесла тяжелую утрату. Не все это сегодня почувствуют, но со временем поймут.

Евгений Скляров, "Молва", 26.02.2013