Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 15-21-10-2012. Шум в зале

Подумаешь, освистали на спектакле! Тоже мне, причина горевать. Вон один товарищ в «Олимпийском» такой гвалт на свой дебет записал - ничего, не сник, выглядит огурцом, президентствует. Как там наш земляк, славный вояка Суворов говорил: «За одного битого двух небитых дают»? Я бы и трех дал - не жалко!

21-10-2012


Все это к тому, друзья, что Твиттер на исходе недели украсился диалогом двух заядлых авторов миниатюрного жанра - Владимира Николаевича и Ларисы Евгеньевны. Штатный обозреватель «птичьего» ресурса на ТВ-6 Иван Лютков их разговор почему-то игнорировал, сконцентрировав внимание на лейкозе крупного рогатого скота в совхозе «Коммунар». Но те, кто слухи и скандалы «Белого дома» предпочитают новостям из мира животных, обойти утонченную беседу высокопоставленных особ не могли. Почти всю пятницу те спорили: освистали спикера ЗС во время выступления на благотворительном спектакле «Страх мыльного пузыря» или не освистали. Владимир Николаевич худой реакции публики не узрел, а отдельные шумы отнес к чиновничьим промашкам; Лариса же Евгеньевна доказывала, что гул недовольства в зале раздавался, и виной тому - нарисовавшийся на сцене депутат. Решить, кто из них прав, каждый может сам, посмотрев живую картинку из репортажа Анны Хромовой на Zebra.tv (17.10.2012). Но, честно говоря, я - как человек, не видящей глубокой разницы между новостями животного мира и скандалами «Белого дома» - так и не докумекал, почему два уважаемых человека так настырно искали причину инородных звуков на галерке. Даже если они и были, эти звуки - это совершенно рядовое явление для храма Мельпомены, описанное еще Пушкиным. Ну, помните: «Где каждый, вольностью дыша, готов охлопать entrechat, обшикать Федру, Клеопатру, Моину вызвать (для того, чтоб только слышали его)». Так что сетования Ларисы Евгеньевны на посторонний фон Владимир Николаевич мог бы галантно прервать глубоким вздохом: увы, мон шер, везде найдется тип с понтами, кричащий: «Всех пора на смену. Балеты долго я терпел, но и Дидло мне надоел!». И ведь точно, дело-то вовсе не в речи спикера как таковой: если б он вместо патетической оды благотоворительности попытался, к примеру, откаблучить трепака ли спеть каватину пустынника из оперы «Сон на Волге», я думаю, восторженной овации он также не снискал бы. Равно как и Лариса Евгеньевна, задумай она голосить под гармошку «Барыня ты моя, сударыня ты моя!» или даже более изысканные куплеты Нинон из «Фиалки Монмартра», корзин цветов от зрителей не получила бы. А все потому, что владимирский театрал, избалованный за последнее время транзитными «звездами», стал почти классическим, то есть много о себе мнит. И если раньше любое шоу, будь то даже дивертисмент столоначальников и артистов, принимал с открытой душой, то теперь, видимо, готов по примеру онегинских времен «охлопывать» и «обшикивать». А представитель власти на сцене - первая цель для издевок, поскольку его братание с музами выглядит так же органично, как органично было бы выступление на заседании ЗС ансамбля балалаечников, а на коллегии областной дминистрации - учеников школы ирландского танца.

Не исключено, кстати, что именно этими соображеними руководствовались городские депутаты, «зарезавшие», как пишет Людмила Ешану на сайте www.33polit.info (18.102012), выступление маэстро Маркина на грядущей сессии Совета. Памятуя о казусе спикера, они поостереглись смешивать хурултай с искусством, и, возможно, были бы правы, кабы не то обстоятельство, что рот профессору заткнули члены комитета по культуре. После такого случая либо комитет надо распустить за ненадобностью, либо четко объяснить людям, что важнейшими из искусств, по завету Ильича, для нас по-прежнему являются кино и цирк. Но поскольку кинематограф во Владимире прибран в частные руки, а цирка и вовсе нет, то комитет тем более нужно распустить за ненадобностью. Подытоживая сказанное, друзья, сделаю вывод: роман власти с культурой требует крайней деликатности. Опасный это союз. Взять хотя бы историю. Неуемное стремление Нерона к грандиозным постановкам спалило в гигантском костре миллионный Рим. Вильгельм II, прозванный «императором муз», уж чего только не делал - рисовал, дирижировал, пиитствовал и ставил спектакли, но все это породило страсть к показному блеску и военным парадам, а закончилось первой мировой войной. Да и амуры царствующего балетомана Николая II с Матильдой Кшесинской, должно быть, изрядно выпачкали дегтем императорскую мантию, подорвав авторитет царя и приблизив тем самым февральскую революцию. Вот потому нашим чиновникам и депутатам следует держаться от сцены подальше. Отсидел свое в партере - и хорошо. Вручил букет артисту - и ладушки. Все хлопают, и ты хлопни. Браво кричат - гаркни и ты разок, не осудят. А сунут под нос микрофон, попросят в свет рампы - откажись: целее будешь. Во всяком случае, не придется потом объяснять в Твиттере, что шум в зале, ошибочно принятный за протест и раздражение, есть следствие скрипа стульев и чихания простуженных зрителей, забывших капнуть в нос «Афлубин».

В этой связи, кстати, большую тревогу внушает предстоящий вояж нашей делегации в Париж, анонсированный Иваном Степановым во «Владимирских ведомостях» (17.10.2012). Хорошо, если посланцы будут аскетично держаться предписанных рамок миссии: общение с деловыми кругами, культурный обмен, кладбище Сен-Женевьев-де-Буа. А ну как затянет их водоворот беспечной французской жизни? А ну как, курсируя по бульвару Клиши, надумает кто из них заглянуть в веселое заведение с красной мельницей? А ну как, приняв на грудь пару бокалов божоле-нуво и распалившись прыжками девиц из канкана, ринется наш делегат по старой привычке на сцену - толкать речь о российско-французской дружбе? Пожалуй, этот яркий дебют в Мулен Руже будет почище, чем «Страх мыльного пузыря» спикера - замучаемся потом объяснять, что гость из далекой России, приехавший водрузить памятник на могильный холмик последнего владимирского головы, от излишней впечатлительности и мучительной любви к отеческим гробам принял сцену с полуобнаженными вакханками за некрополь с крестами и фамильными склепами. Думаю, пока наши пилигримы не отбыли в полный неожиданностей Париж, им стоит в виде памятки сунуть распечатку «твиттерских» переговоров Ларисы Евгеньевны с Владимиром Николаевичем, закончив текст известной фразой Марка Твена: «Лучше помалкивать и казаться дураком, чем открыть рот и окончательно развеять сомнения».