Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 12-18.03.2012. Сколково на Волге

Любители точных наук могут хоть в Сколково притулиться. А где обрести покой человеку с душой поэта? Коматовского подвергли остракизму, а за что, спрашивается? Ну, не силен оказался в математике. Ну, обсчитался. Что-то там записал не то, дал маху, перепутал цифры - с кем не бывает? Можно подумать, среди тех, кто требовал отставки шефа избиркома и рвал баяны, узнав о его побеге в Самару, - сплошь лобачевские!

18-03-2012


Феномен Коматовского, в традиционном ключе раскрытый Светланой Лапцовой во «Владимирских ведомостях» (14 марта 2012), полагаю, вполне можно рассмотреть под соусом почти забытого спора физиков и лириков. Несомненно, подавшегося на Волгу правоведа и чиновника следует отнести к той категории гуманитариев, то есть людей с сознанием несколько воспаленным и зиждущимся на отвлеченных понятиях, которая издревле выделяла из своей среды натур беспокойных, деятельных и энергичных, но мало соотносящихся с окружающими реалиями. Положим, результаты, насчитанные нашим героем во время думских выборов, поражают своим несоответствием с тем, что должно бы быть, но они, надо полгагать, органичны взглядам самого учетчика на власть и способы ее формирования. То есть, ежели гуманитарий супротив какого-нибудь махрового материалиста полагает, что власть от Господа и сиделец на троне есть помазанник божий, а демократия - штука вредная и для русака бедовая, то, конечно, процедура выборов для него суть явление побочное, прилагательное и затеянная того ради, чтобы замылить глаза Западу и отечественным дуралеям, за двадцать лет не наглотавшимся плодами объявленных свобод. Из этой же когорты гуманитариев был коммунальщик Жданов, чьи речи в меньшей степени посвящались ржавым трубам и безбожно высоким тарифам, зато будоражили сознание владимирцев планами организации электронного допуска пассажиров в троллейбус, оснащения чиновников беспроводными планшетами и ежегодной высадкой 2 тысяч лип и берез школьниками, дабы «город наш украсился садом, состоящим из тенистых, широковетвистых дерев, дающих прохладу в знойный день», а сердца граждан «трепетали в избытке благодарности и струили потоки слез в знак признательности к господину градоначальнику». И когда сейчас говорят, что Коматовский, как ранее Жданов, вслед за Бабичем (которого самого можно отнести к истовым гуманитариям, ибо есть в нем что-то сродни Ринальдо Ринальдини, которым Софья Ивановна, дама приятная, стращала Анну Григорьевну, даму, приятную во всех отношениях) подался на Волгу, то, по моему разумению, это даже добрый знак, но не в том смысле, что область потеряла еще одну буйную головушку, а в том, что на берегах великой русской реки начинает образовываться собственное Сколково, только не для скучных физиков, а для беспокойных лириков. Это, своего рода, продолжение традиций, поскольку в свое время средь волжских просторов черпали свое вдохновение Шаляпин и Саврасов, Репин и Борисов-Мусатов, Тарковский и Левитан, а теперь, стало быть, основная водная артерия Руси становится Меккой для других творческих натур, то сочиняющих прожекты на тему вразумления городов, то выдвигающих планы изничтожения ведомственных спрутов, то организующих процесс всенародного голосования сообразно канонам сценического искуства и гадания на бобах. В этой связи классическое четверостишье поэта Некрасова можно считать счастливым предсказанием великой созидательной миссии Волги: «Наука воды углубит/ Суда-гиганты побегут несчетною толпою/ И будет вечен бодрый труд/ Над вечною рекою...» Одно только беспокоит. Если все светлые головы по части точных наук подадутся в обласканное президентом Сколково, а егозливые гуманитарии - в прикормленное Поволжье, то кто останется в нашем краю, кто заставит аборигенов Окско-Цнинского вала хотя бы на время оторвать взоры свои от картофельных грядок и телевизионных сериалов, чтобы взбудоражить их очередной идеей-фикс? Никто, и слава Богу, говорите? Но ведь проглядываем же мы, словно с ностальгией, сообщения из Нижнего, Саратова, Самары и т.д., обсуждаем, кто сидит по левое плечо от Бабича, кто по правое, и того гляди, затянем с надрывом: «Волга-реченька глубока/ Прихожу к тебе с тоской/ Мил сердечный друг далеко/ Ты беги к нему с волной»

Впрочем, понятно, почему эти люди и их поступки оттягивают на себя столько внимания. Будучи проводниками энергии современного политического искусства, они являются в некотором роде законодателями мод. Если раньше, в пору доминанты губернаторского стиля, взаимодействие власти с народом строилось преимущественно на основе пространных отчетов об экономических показателях, для чего требовался максимум цифр и минимум изобразительных средств, то сейчас, при явном обеднении информационной нагрузки, процесс коммуникации обогащается качественно новыми элементами: артистизмом, вкраплениями шоу, задушевностью. Скажем, из всего полуполосного материала Киры Семиной в «Аргументах и фактах» (14 марта 2012) о встрече спикера областного парламента с женщинами-журналистами можно выделить лишь один фрагмент, содержащий конкретику, зато оригинальный - это рецепт блюда, которым Владимир Киселев балует своих домашних, под названием «Папина вкусняшка»: берется творог, желательно деревенский, немного молока, лучше тоже «свойского», горсть цукатов... - ну, дальше прочтете сами, если интересно. Городской тандем успешно отрабатывает видеоряд, последовательно появляясь на газетных снимках и экранах телевизоров то с боксерами («Комсомолка»), то с кулинарами («Молва»), то с бойцами гражданской обороны (МИР ТВ), то на выставке Hand made («Томикс»), и это тоже своего рода новации, поскольку раньше чиновники преимущественно пиарились за счет достижений местной промышленности, но никак не на фоне чужих бицепцов, кексов, пьяной молодежи, якобы штурмующей мэрию, и ароматного домашнего мыла.

Не канул в Лету и формат широких обсуждений судьбы родного города, подхваченный из осиротевших после отъезда Жданова рук «Делового клуба» участниками президентской программы подготовки управленческих кадров. Правда, позицию будущих администраторов из журналистских отчетов узнать затруднительно, поскольку, как можно судить по репортажу «Варианта» (16 марта 2012), потенциальные столоначальники лишь служили традиционной декорацией яркой речи Алисы Аксеновой о переносе памятника Рублеву и заверениям сити-менеджера о том, что «мусор убираться будет». Но это дело простительное, так как любое массовое действо допускает известную долю условности; никто не связывает мечту об идеальном Владимире исключительно с отсутствием грязи на улице и перемещением Рублева метров на сто в сторону, важен лишь сам факт озабоченности общественности относительно будущего областного центра. Так никто не соотносит победную реляцию «Белого дома», приведенную на МИР ТВ (15 марта 2012), о возрождении родильной практики в Вязниках посредством вахтового метода с настоящим прорывом в медицине (тем более, что такую же практику уже похерили в Гороховце и Камешкове и намерены похерить в Собинке, Суздале и Юрьев-Польском), но сердце радуют добрые светлые слова об «оперативном вмешательстве губернатора», о «чутком отношении к роженицам районного центра» и о «быстром реагировании департамента здравоохранения».

Что ни говорите, жить в окружении идеалистов из числа гуманитариев, не привыкших глубоко копаться в проблемах и имеющих на общественные заморочки взгляд отвлеченный и поверхностный, куда легче, чем слышать постоянное кропотание технарей, цифрами, фактами и посредством диаграмм доказывающих, в каком дерьме мы имеем неосторожность находиться. В конце концов, человек счастлив не от того, что вместо рессорной коляски у него авто с передним спойлером AMG, а от того, что любит, мечтает и есть с кем ему душевно поговорить. Правда, идеи наших потенциальных волжан сродни тем, какими пичкает обывателей центральное телевидение, заставляя сидящих на продавленных диванах средь пожелтевших обоев россиян сопереживать героям зефирных сериалов и ощущать себя счастливцами, глотающими «Колу», но если Александр Сергеевич признавался, что «сам обманываться рад», то нам тем более не зазорно. Не от эфемерности ли этого существования в моду опять входят литературные салоны, об одном из которых рассказала Кристина Лихачева на ГТРК-Владимир (13 марта 2012)? Более всего запали в душу строки молодого дарования Ильи: «Я слишком многого боюсь/ Настолько, что мороз по коже/ Бывает, тупо, вдрызг напьюсь/ И мутными глазами на прохожих». Крепко сказано. Сильно парня напугали. Далеко пойдет этот мутный глаз. Я бы такого сразу зачислил на третий курс филиала ФГБОУ ВПО «РАНХиГС»: в будущем хоть у одного административного гуманитария, выдающего на гора эдикты в виде завиральных идей, полет фантазии будет ограничен страхом и водкой. Одно жаль: сопьется при такой работе.