Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 13-19.02.2012. Стабильная стабильность

Вы как хотите, а я за стабильное развитие. Наймиты Госдепа могут швырнуть в меня камень, но я твердо стою на своём – даешь стабильное развитие, и всё тут!

18-02-2012


«Городская элита высказалась за стабильное развитие страны» - начала репортаж с субботнего митинга Любовь Русинова с ТВ 6 (13 февраля 2012). В элиту я не вошел - на Соборной не был. Но мысленно околачивался где-то у «трех дураков». И то сказать: вся жизнь протекла под знаком стабильности. Судите сами. Когда я пребывал в сопливом школьном возрасте, Александр Михайлович Синягин заведовал идеологией в располагавшемся близ моего дома собинском горкоме, а Николай Владимирович Виноградов ходил в секретарях обкома. Через десять лет мне дали удостоверение журналиста, Александр Михайлович прошел в ЗС, а Николай Владимирович стал губернатором. Теперь мне за сорок, я все чаще размышляю об осени жизни; Александр Михайлович заседает в российском парламенте, а Николай Владимирович подумывает баллотироваться на новый срок. Мне трудно заглянуть в будущее, но кажется, что это победное шествие советской власти в отдельно взятой судьбе продолжится и дальше, и если вдруг - всякое бывает, - дотянув до пенсии, я раскрою официальную газетку, то с ее полос на меня глянут два родных человека. Ну, или, в крайнем случае, те, кого они оставят на хозяйстве. Это, друзья мои, и есть стабильность. И, в общем-то, развитие, если за точку отсчета принять вашего покорного слугу. Я - старею, седею, глупею, уже не реагирую на оклик «Молодой человек!» и учусь по цвету жидкости отличать «Адонизид» от «Валокордина». То есть в математической проекции моя гипербола приближается к отрицательным величинам. Руководящее же окружение, на всём протяжении моей нелепой жизни втолковывавшее мне про долг и любовь к Родине, - растет, укрепляет авторитет, поднимает уровень благополучия и складывает медали в шкап: в графике крутые рога его параболы скрываются высоко за облаками. И если бы в выходные на Соборную выкатили эти славные товарищи, всё было бы логично и закономерно. Но чечётку на морозе били те, кто от стабильности, в моем понимании, далёки. Какие там устойчивость и постоянство: от этих хоботовых один дискомфорт! Их много и они неусидчивы: мелькают старые и молодые, мужчины и женщины, лысые и усатые, то жарко прильнут к чернявому инспиратору, то с надеждой воззрятся на кареглазого блондина, которого, как утверждает фото к материалу Сергея Наумова в «Томиксе» (17 февраля 2012), «не купишь», даже если забредёт в голову такая мысль. Участница митинга профессор Анна Паевская в интервью МИР ТВ (13 февраля 2012) как на духу призналась, что связывает будущее «с человеком, которому доверяет себя и семью». Хороший, надо полагать, человек. Только если это тот, о котором все подумали, то поди до него досвистись, а местным адептам не то что семью - копейку доверить боязно: конфиденциальную партийную переписку и ту проспали. Одним словом, я за стабильность, но проверенную временем, иначе говоря, за стабильную стабильность (плагиат им. Леонида Ильича). Нам не нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия! Спросите Александра Михайловича, он подтвердит.

...Александр Михайлович, может, и подтвердит, но при этом добавит, что для движения страны к светлому будущему нужны люди с активной жизненной позицией, а вот автор этих строк, судя по написанному им тексту, человек желчный, язвительный и склонный отделять себя от государства. К стыду своему признаюсь, что это так. В то время как лучшая часть сограждан зябнет на митингах то за Путина, то против, мне больше по сердцу нехитрые домашние заботы. Это, конечно же, малодушие и трусость. Но есть надежда исправиться. Пожалуй, лучше всего вовлечение себя в общественную работу начать с обсуждения статей премьер-министра. Судя по репортажу Елены Голубевой с ГТРК Владимир (16 февраля 2012), ничего сверхестественного и мудрёного тут нет. К примеру, относительно коммунально-строительных раздумий генерального аналитика страны наши местные соломоны выдали такие четкие формулы: чтобы наладить ситуацию в ЖКХ «надо пригласить инвестора, готового вложить средства в изношенную инфраструктуру», а чтобы решить квартирный вопрос, следует «увеличить объёмы жилищного строительства и повысить покупательскую способность населения». Теперь вот сижу, жду новую судьбоносную статью. Выйдет - за словом в карман не полезу. Пусть подвинутся на лавке толкователи премьерских заповедей - у меня полно задумок, как сделать из России рай земной. Ну, вот, скажем: для того, чтобы быстрее ездить, надобно проложить новые дороги. Или - чтобы не зависеть от западного фермера, надлежит больше сажать картошки и помидоров, а также развести коров и коз. А то вот еще: чтобы пассажиры не давились в общественном транспорте, недурственно прикупить автобусов. Ну? Каково? У меня, кстати, еще навалом мыслей по поводу внешней политики, организации летнего отдыха детей и сохранения поголовья северного оленя, но это, пожалуй, оставим на потом, незачем раскрывать все козыри: вдруг премьер заинтересуется, звякнет на досуге - будет чем порадовать!

Еще более поразительные результаты дает генерация идей на стыке разных сфер человеческой деятельности. К примеру, умелое сочетание таких разнородных явлений, как изящная словесность, политика и дубинка в руках силовика могут вновь вывести отечественную литературу в разряд самых передовых в мире. Как? Очень просто! Ответьте, положа руку на сердце, кто из вас знал французскую писательницу Анну Нива до того момента, как владимирские бойцы миграционного фронта выдворили её из России под белы ручки? Ну да, ну да: имя, вроде, знакомое, и фамилия что-то навевает, а так чтобы вместе сложить - не получается, я прав? Не тушуйтесь, вы не одиноки в своем неведении. Полагаю, до недавнего времени во Владимире нашлась бы от силы парочка интеллектуалов, способных заявить: «Нива? Как же, как же, помню, читал! Интересно ставит вопрос об отчуждении личности. Удаются эротические сцены». Зато теперь, после скандала - «о, дона Анна, где твой кинжал? вот грудь моя...» - мы, словно пушкинский Дон Гуан, бредим этим именем, не можем позабыть. Её изгнание напомнило тернистый путь русских писателей, чьё заграничное турне было организовано чекистами и отдалённо копировало путь на Голгофу: Солженицын, Бродский, Довлатов, Войнович и др. Для того, чтобы войти в когорту великих, проясняют картину Алексей Сухов и Роман Немов в «КП-Владимир» (15 февраля 2012), француженке всего навсего понадобилось поручкаться с «яблочником» Кушпитой. Согласитесь, приемлимая цена за то, что о тебе будут шуметь все информационные агентства. Легкое увлечение периферийной оппозицией, и, перефразируя Лермонтова, на тебе - «Когда волнуется оранжевая Нива...». А теперь вообразите, какие широкие возможности открывает представителям пишущей интеллигенции Владимира этот прецедент. С одной стороны, у нас есть «яблочник» Кушпита, одно знакомство с которым чревато отправкой в иммиграцию, с другой - двести литераторов (именно столько кучно набилось на юбилей писательсткой организации в театре кукол), преимущественно пишущих в стол и малоизвестных даже российскому читателю, не говоря уж об иностранном. Стоит только свести эту публику воедино, да пригласить на эту маёвку сотрудников УФМС - мы получим второй «пароход философов», с которого будут печально смотреть на пропадающий в туманной дымке брег России не Николай Бердяев, Сергей Трубецкой и Семён Франк, а славные сыны земли Владимирской Николай Лалакин, Владимир Пучков и, ну, скажем, Вадим Забабашкин. Когда ведущие мировые СМИ сделают из них мучеников совести и борцов за справедливость, а крупнейшие издания тиснут их произведения в твердом переплете с суперобложкой, они вернутся (сейчас это можно, пожалуйста), но - героями, орлами, святогорами отечественной словесности, обошедшими по тиражам Мураками, Коэльо и Павича. Надо думать, бесплатный круиз им не повредит, а славы принесет - о-го-го! Если в литературные анналы не занесут лалашку «Мы встретились, осознавая оба, что это до утра, а не до гроба», я очень удивлюсь.

Может, кто засомневается. Может, кто скажет, что нет у нас мастеров слова, достойных международного уровня. Зато сюжетов хватает. Вот в «Хронометре» (14 февраля 2012) Олеся Сауткина написала: жительнице Судогды, матери пятерых детей, дали год условно за то, что стащила колбасу в магазине. Та оправдывалась: «Денег не было, а ребятишек кормить надо». И сразу же после этой публикации встретился мне бывший столоначальник, обвинявшийся в получении на лапу 150 тысяч целковых: выглядел хорошо, на посадку явно не собирался и колбасу, в случае чего, без сомнения, купил бы. Ввести бы этих героев в один сюжет, показать бы срез общества и времени через диалоги персонажей, авторские отступления, вставные рассказы, пейзажы и портреты - была классическая русская литература. Не все же нам слезы лить, зачитываясь о трудной судьбе шведской девчушки Лисбет Саландер.