Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 14-20.11.2011. Дружба народов с веткой укропа

Чуть что - любовь, любовь... А это вам не вздохи на скамейке. Не что-то, понимаешь, при луне. Любовь штука такая... Непростая штука. Она - разная. Ту, про которую вы сейчас подумали, рассматривать не будем. Мы - про другую. Большую, светлую и международную.

20-11-2011


Именно - про международную. О какой еще говорить в государственном издании, где слова, как пудовые гири, верны? Конечно, и там в четверговом номере допускаются вольные сюжеты, но старые журналисты даже в свободном дрейфе держатся фарватера актуальности, злободневности и масштабности. Вот и Сергей Муравкин во «Владимирских ведомостях» (17 ноября 2011) вечную тему любви преподнес без томного придыхания «Не зря ночные соловьи до хрипоты поют по рощам», а под острым соусом геополитики. «Почему не любят нас? Почему не любим мы?», - задался он вопросом, имея в виду россиян и всё остальное человечество. Про человечество не скажу, а за россиян отвечу. Мы не такие буки, как грезится автору. Любовь у нас большая. А большое видится на расстоянии. Чем дальше, тем лучше. К примеру, на прошлой неделе, сообщила Екатерина Максимова с МИР ТВ (13 ноября 2011), владимирские школьники раскрасили матрешек для отправки больным СПИДом в Америку. Это ли не лучшее доказательство того, что у нас доброе сердце и чистая душа? Трогательная забота о бедолагах из Гарлема, оплошавших в выборе иглы или полового партнера, искреннее сочувствие и протянутая за тысячи километров дружеская рука - вот залог нашей любви. А разгуляемся, так и деревянные ложки для гонорейных тайцев под хохлому распишем или шкатулки мстерским узором - французам, подцепившим мягкий шанкр. Мы сострадательны и сердобольны, мы искренне сопереживаем тем, кто смутно догадывается о нашем существовании, и радуемся за тех, кого никогда не видели воочую. Слезы восторга брызнули от новости, прочитанной в «Перископе» (17 ноября 2011): Уитни Хьюстон излечилась от алкоголизма. «Слава тебе, Господи! - думалось, - Наконец-то!». Нет, ошибся, ошибся ворчун Муравкин - чувства наши велики. Но дело портит нюанс, замеченный Шекспиром: «Любовь слепа и нас лишает глаз» - со зрением действительно неважно. До слепоты далеко, но дальнозоркость - сильная. Трогательная беззащитность заморских спидоносцев, алкоголиков и прочих весельчаков, подвигнувшая нас красить матрешек и паковать бандероли за рубеж, почему-то утрачивает привлекательность при близком расстоянии. Отталкивает. Вызывает гадливость. Из Владимирской области, подтверждает диагноз Дмитрий Смирнов с ГТРК-Владимир (14 ноября 2011), изгоняют нелегалов, занесенных главным санитаром России в носители СПИДа и палочки Коха. Таджикские гастарбайтеры - неряшливо одетые и скверно говорящие по-русски, вечно путающиеся под ногами с лопатами и тележкой, в нашем понимании в подметки не годятся экзотичным афроамериканцам, явившим миру Майкла Джексона, Мохаммеда Али и Барака Обаму. Нам, безусловно, милее джазист Майлз Дэвис, почивший от СПИДа в Нью-Йорке, чем еще живые Пахлавон с Анзуром, способные чихнуть заразой, трясясь рядом с тобой в переполненном автобусе. Соседство к любви не располагает. Если б они загибались и харкали кровью где-то делеко, в родном ауле - тут да, наше вам сочувствие: вот теплые вещи, йод с бинтами и Ил-76 с Шойгу на борту - прими от всей души, братский народ! А в нашей стране - не кашляй: суровые амбалы миграционной службы даже матрешку в руку не сунут, запихивая тебя в поезд Москва-Душанбе.

«Таджики, негры, французы с шанкрами - тут россияне россиян давят, как Отелло Дездемону!» - прикрикнет на меня дотошный читатель «Молвы» (17 ноября 2011), оторвавшись от материала Игоря Кириллова о том, как газовики придушили в Гусе градообразующий завод. Что сказать... Я бы с газовиками того, поосторожней. Вообще, на мой взгляд, нынешнее существование страны во многом объясняется известной формулой S = πR в квадрате. Если бы труба не была ограничена, сырье «качнули» бы в начале 90-х, прикрыв проект под названием Россия. А так - мы вносим новое слово в теорию государства. Их, конечно, и без нас хватает, теорий-то. Одни говорили: государство от бога. Оно - часть природы, настаивал Спенсер. Руссо подкинул идею общественного договора. Дюринг с Каутским пели: насилие! Маркс завернул про классовую борьбу. И т.д., и т.п. Среди десятков других затерялась довольно симпатичная ирригационная теория: в древних странах, мол, для орошения земель надо было покорять реки, строить плотины и прочее. Работа мудреная, требует жесткого управления, распределения, учета; так и появились администраторы. А у нас, стало быть, труба - πR в квадрате. Пропускная способность и всё такое. Ухватив железную кишку, сосущую углеводороды, олигархи и чиновничья элита («Круг первый») с досадой убедились: потрошить недра, как селедку, невозможно, дело долгое. Значит, трубу надо охранять: «Круг второй» - армия, полиция, тюрьма. Её нужно обслуживать: «Круг третий» - газовики, нефтянники. Этих придется кормить, поить, одевать: «Круг четвертый» - торговля, «пищевка», выжившие аграрии. А детишки, а неясный шум между систолой с диастолой с похмелья, а атавизмы в виде тяги к прекрасному: «Круг пятый» - образование, медицина, культура. И так далее: всего девять кругов новой России, в шестом из которых болтаемся мы - трубадуры режима, и прочий набор неопределенных профессий, в седьмом - сборная солянка от спортсменов до таксистов, далее - пенсионеры, инвалиды, безработные и другой никчемный люд,  а в последнем - герои материала Никиты Ефимова, Ольги Масальской и Олеси Сауткиной в «Хронометре» (15 ноября 2011) под названием «Золотые прииски владимирских помоек». В общем-то, классика, за тем лишь исключением, что обитатели первого круга имеют свободный выход в иные миры, построенные не по этой глупой теории, а согласно Спенсеру, Конту, Петражицкому и иным кабинетным мыслителям. И, конечно, жаль, что против заявления французского светилы Руссо «Сердце государства - это законодательная власть» мы можем лишь конфузливо заметить «Сердце государства - это труба», но уж ничего не поделаешь, не одни мы такие, с нами в обойме еще Ближний Восток, Венесуэла, Нигерия, Эквадор и Ангола. Правда, арабы «первого круга» не забывают об остальных собратьях, а наши хозяева трубы норовят соотечественников раздеть до нитки, в силу чего и остановился завод в Гусь-Хрустальном, но это, друзья мои, предмет отдельного серьезного разговора, в другом месте и с глазу на глаз.

«Ну, напустил пурги!» - вздохнут те, кто добрался до этого места. А что, иногда, знаете ли, тянет порассуждать о чем-нибудь глобальном, причем чем меньше пядей во лбу, тем масштабнее тема, ярче споры, резче жесты. Между тем, лондонский денди Оскар Уайлд утверждал: «Жизнь - простая штука. В ней чем проще, тем правильнее». Я сам в этом убедился, открыв «Вашу газету» (17 ноября 2011), с изящной легкостью выдавшую рецепт, как без шума и пыли организовать дружбу народов. Пока философы, политики и все люди доброй воли морщили лбы над вопросом мирного сосуществования наций, партийное издание решило его для всего человечества. Итак, берите лист, записывайте: три картофелины, полстакана риса и столько же - консервированного горошка, сто граммов сыра... Что говорите? Какая картошка? Какой сыр? Сыр - твердых сортов. Бульба не знаю какая. Наверное, свойская. В целом должно получиться блюдо «Дружба народов» - картофель запеченный с рисом и горошком. На фото оно, правда, выглядит отвратно, но авторы успокаивают: дело скрасит веточка укропа. Ерунду, говорите, написал? Ну, не знаю. Хотел, как проще. Уайлд же говорил. Оскар. Не хухры-мухры.

Да, видимо, чтобы заинтересовать широкого читателя, нужно что-нибудь среднее: не заумное, но и не дубовое. Доступное, но с хитринкой. Зримое, но с привкусом загадки. Синь-камень, друзья, Синь-камень. Один такой врастает в берега Плещеева озера, овеянный легендами и омытый слезами бесплодных пар, коим он, по легенде, помогает. До крещения Руси булыжина горя не знала, язычники украшали её цветами и приносили жертвы, а вот позже православные батюшки конкурента, конечно, не жаловали: камень то сбрасывали с Ярилиной горы, то пытались замуровать в остов церкви, то топили, но он даже по озерному дну сумел чудесным образом добраться до прежнего места. Сейчас Синь-камень вновь в фаворе, к нему не зарастет народная тропа, и сонмы нео-язычников бормочут над ним заветные желания. Потребность в чудесах набирает обороты, и в этой связи прохладным ливнем среди жаркого дня на «Радио России - Владимир» (16 ноября 2011) прозвучала новость Валерия Скорбилина: в нашей области найден свой Синь-камень! Лежит себе под Гусь-Хрустальным в форме каравая. Ждёт Борисенко с рекламными проспектами, торговцев оберегами и талисманами, хватких бойцов выездной торговли, готовых обслужить поток бездетных туристов. И если наступят мрачные времена, когда даже самые здоровые гастарбайтеры сбегут от нас по причине безденежья и отсутствия работы, когда государственное сердце, судорожно сжавшись, замрет, не получив живительную нефтегазовую струю через аорту и венечные сосуды трубопроводов, когда блюдо «Дружба народов» даже без веточки укропа покажется нам манной небесной - тогда мы займем круговую оборону у Синь-камня и будем питаться подаяниями заокеанских чудаков, ежели, конечно, они там все не перемрут от СПИДа, прижав к груди деревянные расписные матрешки из Владимира... Вот интересно, если б всю эту белиберду произнести на детском утреннике, сколько зарёванных, напуганных и заикающихся крох вывели бы из зала?