Союз журналистов России

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва

Сайт газеты Молва



Дайджест


Обзор 19-25.09.2011. Не робей, Вася, дуй с горы!

С толерантностью у нас все в порядке, пусть американцы не зудят. У них, конечно, к этому делу расчетливый, математический подход. У них, знаете ли, в школьных учебниках ежели иллюстрация, так обязательно рядом белый, азиат и афроамериканец, плюс полный геронтологический флеш-роял, плюс инвалид в колясочке - никто не забыт. Ну, и мы терпимы, но по-своему. Согласно своим вековым традициям.

25-09-2011


На эти высокие мысли меня навёл сюжет Марии Платанюк на ГТРК-Владимир (23 сентября 2011), в котором среди экспертов, оценивавших шансы участников выборов, блистал спец с паклей гребенщиковской бороды, ходящий ныне под судом. Может, в Америке, где к отклонениям относятся с интересом и пониманием, будь ты хоть гомиком или трансвеститом, зато косятся на граждан, конфликтующих с законом, факт появления на телеэкране клиента Фемиды, да еще в роли политического консультанта, был бы воспринят в штыки. Их ведь не поймешь, этих оголтелых гуманистов, из любви к ближнему готовых укокошить полчеловечества. А у нас такому выбору респондентов никто не подивился. Или вот - не так давно на полосах официальной газеты один из претерпевших от закона жучил владимирскую мэрию за огрехи в строительной сфере. И тоже все проглотили, да еще подначили: «Не робей, Вася, дуй с горы!». Да что местные расклады! А взять шире, в мировом, так сказать, масштабе: застукали ихнего Стросс-Кана с шоколадной горничной в нью-йоркском Доме колхозника - и всё, сдулся Стросс-Кан, сник, потух. По возвращению каялся: «Пардон. Не на ту напал. Обмишурился!». И хоть французы его жалели, однако руками развели: «Хороший ты мужик, Стросс-Кан, но МВФ и президентство тебе не светит». А у нас, как в соседней Украине, такого ходока, глядишь, по спине бы ободряюще хлопнули: «Не робей, Вася, дуй с горы!». Почему так? А потому. Традиции!

Тут бы, конечно, следовало бы пуститься в пространные рассуждения об отношении к праву жителя зарубежья и человека нашего образца, но чего рассусоливать, когда тема истоптана, как коровий выгон на Клязьме. Скажу коротко: на Западе закон важнее человека, у нас каков человек - таков закон. И в силу того, что там право есть явление самодостаточное, а у нас - прилагаемое к обстоятельствам, в ихнем гнилом мире человек осужденный суть ничто, а в нашем зрелом - весьма перспективный субъект с точки зрения карьерного роста и статуса в обществе вообще. Не случайно роль духовного мессии в России прочно застолбил бывший каторжанин Достоевский, а новым государством управляли то ссыльный из Шушенского, то туруханский сиделец, с парадными портретами которого до сих пор любят ходить на массовые акции левая молодежь и пенсионеры. Так что ежели западники и их прихвостни опять загнут что-нибудь о нарушении прав человека и об отсутствии толерантности, то стесняться не надо, ответим тихо и отчетливо: мы терпимы, но по своему. Согласно вековым традициям. И хорошего человека всегда поддержим: «Не робей, Вася, дуй с горы!».

«Эк, куда загнул! - проскрипит въедливый читатель, - Сравнил великих с козлами-провокаторами! Прежние-то за убеждения страдали». Это верно. Так. Но, собственно, речь идет не о масшатбах личностей и не о квалификации содеянного ими по уголовным уложениям разных лет, а о таком феномене, как возвышение человека по формальным признакам асоциального до уровня властителя дум. А возможен сей феномен, думается, потому, что при слабости других авторитетов, как то власти и церкви, в центре общественного внимания в любом случае оказываются натуры деятельные, беспокойные, ищущие - словом, пассионарии; только ежели раньше средь них были чтимы поборники счастья народного, то теперь котируются преимущественно умельцы слямзить миллион.

В нынешней же слабости власти и церкви сомневаться трудно, и даже кинув взгляд на местную прессу прошлой недели сыщешь тому подтверждение. Некто Мария Павлова из «Молвы» (22 сентября 2011), к примеру, анализируя положение РПЦ, уже заголовком вынесла приговор: «Церковь не справляется». По её мнению, россияне в список самых нелюбимых персонажей вслед за олигархами и бюрократами вот-вот внесут служителей божиих. А все потому, что вместо спасения человека в вечности - основной своей задачи, священник ныне выполняет совсем иные функции: он борец с пороками общества, хранитель «русской старины», рассказчик поучительных историй, артист и психортерапевт - иначе говоря, духовный чиновник. А к чиновнику и отношение понятное. Судя по всему, автор, то ли насмотревшись фильм «Остров», то ли вдохновившись брошюрой «Примеры благочестия и добродетели, извлеченные из житий святых», хочет видеть батюшек в древнем образе катакомбных и келейных обитателей, в то время как они все чаще собирают стадионы или обсиживают кресла перед софитами телекамер. Что сказать... Есть одна притча про авву Антония: «Один старец просил у Бога, чтобы ему увидеть отцов, и увидел их, кроме аввы Антония. Он спросил того, кто показывал ему: «Где же авва Антоний?». Тот отвечал: «Антоний там, где Бог!»... Те, кого жаждет видеть мадам Павлова, у Бога. Остальные - на экранах телевизоров.

С властью тоже печальная история. Причем на всех этажах. Если лик пока еще президента, как заметила Елена Звонова из «Комсомолки» (23 сентября 2011), украшает печатные пряники, и сами кондитеры называют выбор сюжета инновацией - это, что ни говорите, символично. Кто знает, может, съедобный лубок от пионеров пищевой индустрии и даст мощный толчок к творческим экспериментам в работе с мукой, яйцами и взбитыми сливками, может, разбудит богатую фантазию пирожнщиков и халвомесов, но как это отразится на авторитете доморощенной элиты - вопрос. Ведь, оттолкнувшись от изделия «Пряник печатный с Медведевым», инновационный процесс, наращивая обороты, надо полагать, явит народу такие деликатесы, как «Крендель путинский», «Сухарики ржаные «Мутко», «Суфле малиновое «Голикова» или «Кекс «Шойгу» с орехами»; и даже если у людей не возникнет претензий к вкусу и качеству изделий (без ГМО, не содержит красителей!), то сам вид потенциального Политбюро на продуктовых полках, да еще вкупе с ценниками, породит ненужные ассоциации. К тому же, не к столу будет сказано, какой-нибудь неугомонный технолог в качестве вершины научно-технической мысли создаст продукт «Вафли премьерские», и тогда это уже вообще черт знает чем запахнет - интеллектуальной революцией в «пищевке» или подрывом государственных устоев. (Впрочем, не сомневаюсь, что на данный фабрикат появится спрос в силу отсутствия альтернативы).

Что касается местных ревнителей столоначальных дел, то с ними тоже не все гладко. Назначение на должность городской Фурцевой весьма молодой особы, полгода «находившейся в позиции заместителя», чего греха таить, вызвало некторое недоумение в околовластных кругах. Газета «Томикс» (23 сентября 2011) в связи с этим выдала, пожалуй, самую яркую и необычную иллюстрацию к, вобщем-то, дежурной для всех СМИ рубрике «Назначение», а именно - поместила на фоне мэрии новоиспеченную чиновницу с высоко поднятой ножкой (Снимок сделан в пору увлечения барышни танцами). Честно говоря, ситуация чересчур щекотливая, чтобы давать ей однозначную оценку. С одной стороны, часто и резонно раздаются лозунги о необходимости притока свежей крови во власть, и я эти призывы всецело разделяю. С другой стороны, когда кровь струится в теле не только юном, но и чертовски привлекательном, обладательница которого отнюдь не скрывает свои достоинства под паранджой, кагал скептиков тут же подозревает, что этим-то все заслуги нового кадра и ограничиваются. Правомерность наличия лишь одного критерия - молодости, подвергается сомнению, и тут же выдвигаются дополнительные: коэффициентIQ больше 150, профильное образование, опыт административной работы и т.п. И это тоже справедливо, кто бы спорил! Но весь фокус в том, что с каким бы мерилом мы ни подошли к отбору homō quī gubernat (человека руководящего), гарантий получить начальника именно умного и авторитетного, а не долдона и пустомелю, нет никаких. Врожденная уродливость не есть признак скромности, наличие ума не избавляет от мелкоуголовных наклонностей, опыт иных - мозоль на пятой точке, а профильное образование... Ну, закончила бы эта дива не «табуретфак», а Академию русского балета имени Вагановой, ну, танцевала бы не в «Юноне», а в Большом, а после вышла бы на трибуну владимирского горсовета, и на вкрадчивый вопрос депутата о «занимаемой позиции» ответила бы ёмко: «Поцелуй меня в пачку!».

Да. А всё-таки женщины, друзья мои, великая сила. Во Владимире, как пишет Виктория Кононова на страницах «Хронометра» (20 сентября 2011), с помощью спящей красавицы активисты проекта «Все дома» даже призывали подрастающее поколение «развиваться и получать знания». На получение каких знаний мог сподвигнуть вид молодухи, дрыхнущей в кровати прямо на улице, сказать сложно. Как и то, какой образ нам предложат в 2012-м, чтобы заманить на выборы. Тут нужно что-нибудь посильнее. А то после съезда «медведей» в выходные такое ощущение, что поход к избиркомовским урнам - уже простая формальность. Поскольку, как сообщает Мира Брындина в «Перископе» (22 сентября 2011), сейчас проводится кастинг на конкурс «Владимирская красавица», и в кандидатках формата 90х60х90 дефицита нету, не худо было бы всех их 4 марта 2012 года согнать на избирательные участки с персональными раскладушками - пусть поспят маленько для обеспечения плавного протекания процесса преемственности власти. Как-никак при следующем президенте им удасться выспаться только через 12 лет. Если, конечно, предшественник еще найдет в себе силы благословить наследника: «Не робей, Вася, дуй с горы!»